НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Баррель с минусом: как нефтяной рынок пришел к отрицательным котировкам

23 апреля 2020 года., Экспертное мнение

В минус ушли цены на «бумажную» нефть, но проблема вполне реальная. Компании готовы платить покупателям, чтобы те разгрузили нефтехранилища, лишь бы не пришлось останавливать добычу из-за отсутствия места для хранения.


Казалось, что 2020 год уже не сможет преподнести новых сюрпризов на нефтяном рынке — после ценовых войн на фоне рекордного падения спроса и участия США в новой сделке ОПЕК+. Однако того, что случилось в «черный понедельник», 20 апреля, не ожидал никто: впервые в истории рынка фьючерсный контракт Nymex WTI CMA спустился ниже нуля, упав в течение одного дня почти на $60 до окончательной отметки в минус $37,63 за баррель. До недавнего времени нефтяная биржа даже не могла регистрировать отрицательные величины, а теперь новость о таком падении котировок вызвала панику во всем мире.

Бумажная паника

Однако что же произошло на самом деле и каковы будут реальные последствия для продавцов и покупателей нефти? Причина ценового краха кроется в недостатке мощностей для хранения в центральной части США, в особенности в окрестностях основного хаба нефтехранилищ в Кушинге, штат Оклахома. По печальному стечению обстоятельств базовый американский фьючерс Nymex WTI привязан к Кушингу, где уже четыре недели подряд растут объемы хранящейся нефти. Мощности резервуарного парка там достигают 80 млн баррелей, а закачано уже около 60 млн, и если текущий тренд продолжится, то ко второй декаде мая ключевые для нефтяной инфраструктуры США хранилища будут переполнены.

Следует сразу оговорить, что стоимость физически поставляемой нефти в минус не падала, так как она определяется другими путями, в отрицательную зону скатилась лишь «бумажная» нефть, то есть финансовый инструмент, обеспечивающий реальную торговлю. Фактически нефтяной рынок США был подкошен неготовностью игроков держать у себя майский фьючерсный контракт WTI CMA из-за опасений оказаться в роли проигравших, для которых уже не останется места в хранилищах.
Проблему усугубило то, что в отличие от европейских рынков бумажная торговля WTI CMA привязана к реальной, то есть длинная позиция по майским фьючерсам подразумевает физическую передачу торгуемого лота. Большинство крупных игроков произвело замену позиции на более поздний срок, так называемый ролл-форвард, еще в начале апреля. Однако ряд финансовых игроков решил ждать до конца (торговля майскими фьючерсами закрывалась 21 апреля) в надежде поймать удачу в последний момент. А когда не получилось, началась паника, результатом которой и стали отрицательные цены.

Кстати, впервые подобное случилось еще 31 марта, когда в минус ушел и пребывает там по сей день сорт Wyoming Asphalt Sour. Однако ввиду небольших объемов добычи этой тяжелой и высокосернистой нефти рынок не придал событию особого значения, хотя причина краха малоизвестного сорта из Вайоминга и основного для США бумажного бенчмарка одинакова: добывающие компании готовы платить покупателям, чтобы те разгрузили переполняющиеся нефтехранилища, лишь бы не пришлось останавливать добычу из-за отсутствия свободных мощностей хранения.

Экстренные меры

Есть основания полагать, что в ближайшее время столь масштабный обвал, например с июньскими фьючерсами, не повторится. Поможет сворачивание добычи в тех регионах и нефтеносных бассейнах, которые в наибольшей степени подвержены риску сырьевого затоваривания. Сейчас около 70% объявленных планов сократить добычу приходятся на нефтегазоносный бассейн Баккен в центральной части США, на границе с Канадой, одна лишь компания Continental Resources намеревается урезать добычу на 238 тыс. баррелей в день уже с апреля 2020 года.

Большинство американских мейджоров уже объявили о сокращении капитальных издержек на этот год в среднем на 30%. Видимо, объемы добычи будут и впредь сокращаться то ли в одностороннем порядке, то ли по решению регулятора — Техасской железнодорожной комиссии. К тому же администрация Дональда Трампа пообещала предоставить до 23 млн баррелей мощностей в хранилищах государственных стратегических запасов и высказала готовность субсидировать компании, которые готовы приостановить добычу, пока спрос не начнет восстанавливаться. Комбинация падающей добычи, действий правительства и горький опыт «черного понедельника» могут помешать дальнейшим экспериментам с отрицательными ценами.

Выводы для экспортеров

Сейчас активно обсуждается возможность повторения подобных событий на европейских биржах. Но вряд ли такое возможно. В первую очередь следует отметить, что торги важнейшим для мирового рынка сортом Brent устроены иначе. Бумажный трейдинг Brent зиждется на беспоставочных финансовых инструментах, то есть в отличие от WTI европейский бенчмарк не подразумевает физическую передачу нефти, поэтому проще перенести позиции на следующий месяц. Во-вторых, североморский Brent и все его составляющие (Forties, Oseberg, Ekofisk и Troll) ориентированы на прибрежную инфраструктуру, вероятность «закупоривания» которой еще до загрузки нефти в танкеры существенно ниже, нежели в случае Кушинга. Тем не менее угроза падения эталонного сорта Brent ниже $15 за баррель остается вполне реальной.

Прецедент с отрицательными ценами в США является мощным сигналом странам ОПЕК+. Подписанное с таким трудом соглашение о сокращении добычи на 9,7 млн баррелей в сутки не в состоянии сбалансировать разворачивающееся на наших глазах катастрофическое падение спроса, которое, по оценкам аналитиков, только в апреле составит 28–30 млн баррелей в день. Урезать добычу надо было не с 1 мая, а существенно раньше, и намного сильнее, чем предполагалось. Необходимость принять столь жесткие меры приведет еще к большей конфронтации в рамках ОПЕК+, противниками сокращения могут стать государства, зависящие от нефтяных доходов и не имеющие достаточных финансовых резервов для покрытия текущих бюджетных нужд.

Отдельно следует упомянуть о России, где нефтяная инфраструктура в чем-то похожа на американскую. Российские нефтяники сталкиваются с аналогичными проблемами: абсолютное большинство месторождений сосредоточено на отдалении от портов и даже центров переработки. Наличие достаточных мощностей для хранения нефти будет играть ключевую роль в том, насколько успешно Россия в ближайшие несколько месяцев справится с кризисом спроса. Но властям не следует упускать из виду, что в отличие от американских сланцевых месторождений заморозка добычи, например в Западной Сибири, потребует потом существенно больше времени и средств для повторного запуска.
 

Автор: Виктор Катона, специалист по закупкам нефти в MOL Group, эксперт РСМД

 

Источник: РБК

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение