НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Бочковое диво

12 февраля 2021 года., Экспертное мнение

Аналитик Дмитрий Кипа — о том, что стоит за взлетом нефтяных цен

С наступлением сезона отчетности стал вырисовываться масштаб прошлогодних потерь крупнейших в мире нефтяных компаний. Так, по данным Bloomberg, убыток американской ExxonMobil по итогам 2020 года составил $22,4 млрд, англо-голландской Shell — $21,7 млрд, а британской BP — $20,3 млрд. Ненамного лучше обстоят дела у Chevron и ConocoPhillips, которые закончили прошлый год с убытком в $10,1 млрд и $2,7 млрд соответственно.


Виной тому — резкое падение цен, произошедшее из-за пандемии: средняя стоимость Brent ($42,3 за баррель) достигла в 2020 году 16-летнего минимума, а цена WTI ($39,3 за баррель) опустилась ниже $40 впервые за еще более длительный срок. Впрочем, глядя на то, как в первую декаду февраля котировки взяли рубеж в $60 за баррель, нельзя исключать, что 2021 год окажется для нефтяников чуть более простым. Тем более что оптимизм на рынке нельзя объяснить одним лишь прогрессом с вакциной против COVID-19.

Триггером роста цен стало январское решение Саудовской Аравии сократить добычу в феврале и марте на 1 млн баррелей в сутки (б/с), притом что в декабре королевство и без того добывало на 2,6 млн б/с меньше, чем в канун подписания действующей сделки ОПЕК+ (9 млн б/с против 11,6 млн б/с в апреле 2020 года, согласно вторичным данным картеля).

Котировки поддержало и фронтальное восстановление спроса. Так, с декабря по январь Китай нарастил импорт нефти на 21% (до 11 млн б/с), а азиатские страны в целом — на 6% (до 24,6 млн б/с), следует из данных Refinitiv. В свою очередь, в США по итогам января коммерческие запасы нефти снизились до самой низкой отметки с конца марта, когда только началась острая фаза пандемии (до 475,6 млн баррелей, по данным Управления энергетической информации, EIA). При этом своего полугодового максимума достигла загрузка американских НПЗ, которые зимой, как правило, наоборот, снижают объем нефтепереработки.

Если в Китае росту спроса способствовало повышение лимита на импорт нефти для частных НПЗ (на 18% в годовом выражении), то в США — смягчение противовирусных ограничений, на которое в январе пошел ряд губернаторов от Демократической партии. Стремясь перезапустить экономику и поддержать тем самым вновь избранного президента, губернатор Калифорнии Гэвин Ньюсом приостановил мартовский указ, запрещавший жителям штата покидать свой дом, не считая поездок за покупками и на работу. Схожим образом поступил Эндрю Куомо, губернатор-демократ штата Нью-Йорк, отменивший действие 21 из 26 карантинных зон.

С этим в том числе связан возобладавший на рынках оптимизм в отношении американской экономики. К примеру, по прогнозу IHS Markit, в 2021 году ВВП США вырастет на 4% (после спада на 3,6% в 2020-м), а по прогнозу Oxford Economics — на 4,2%. Это неизбежно повлечет за собой дальнейшее восстановление спроса — до 19,3 млн б/с во II квартале 2021 года против 18,5 млн б/с в IV квартале 2020-го, как следует из январского прогноза EIA.

То же самое касается и мира в целом: сократившись в 2020 году на беспрецедентные 8,8 млн б/с, в 2021-м глобальный спрос на нефть, по прогнозу МЭА, вырастет на 5,4 млн б/с. Тем более что по своим темам годовой прирост мировой экономики (на 4,4%, по оценке IHS Markit) перекроет ее прошлогодний спад (на 3,9%).

При этом глобальное предложение будет расти медленнее спроса — лишь на 1 млн б/с в 2021 году, как следует из уже упомянутого прогноза МЭА, предполагающего смягчение квот ОПЕК+ (с нынешних 7,2 млн до 5,8 млн б/с), которое состоится не раньше апреля. К тому моменту станет ясна судьба 60-дневного моратория Джозефа Байдена на предоставление нефтяникам в аренду новых участков по добыче на федеральных землях, на которые в 2019 году приходилась почти четверть американской нефтедобычи. Если сенат продлит мораторий на более длительный срок, под ударом окажется восстановление добычи нефти в США, которая сейчас на 15% уступает предкризисному уровню (11 млн б/с против 13 млн б/с в марте 2020 года, по данным EIA).

Это дополнительно поддержит цены, остудить рост которых, впрочем, могут сразу несколько рисков. Первый из них — намеченное на апрель возвращение Саудовской Аравии к декабрьским объемам добычи (9 млн б/с). Оно повлечет за собой прирост экспорта из стран ОПЕК, снизившегося в январе на 3% (до 18,3 млн б/с против 18,7 млн б/с в декабре, по данным Refintiv).

Фактический рост предложения (но уже в годовом выражении) будет означать и стабилизация нефтедобычи в Ливии, которая большую часть прошлого года составляла менее 200 тыс. б/с, а в декабре и январе увеличилась более чем до 1,2 млн б/с. Учитывая урегулирование гражданского конфликта и возобновление экспорта из ведущих местных портов (Тобрук, Марса-эль-Брега), добыча в Ливии наверняка закрепится на нынешнем уровне, что снивелирует усилия ОПЕК+ и, возможно, даже пошатнет дисциплину внутри альянса.

Если Саудовская Аравия, по данным Refinitiv, в январе выполнила обязательства по сделке на 95%, а Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) — на 97%, то Ирак — на 91%, а Конго и Экваториальная Гвинея — на 59% и 74% соответственно. Чем сильнее будет восстанавливаться глобальный спрос, тем меньше стимулов неукоснительно соблюдать соглашения будет оставаться не только у малых, но и у крупных представителей картеля, для которых на первый план будет выходить угроза потери рынка. Тем более что по итогам 2020 года рыночная доля ОПЕК и так снизилась до минимального за десятилетие уровня (32,3% против 37,5% в 2015 году и 40,4% в 2010-м, по данным EIA).

К числу рисков относятся и вновь участившиеся запреты на авиаперелеты: к примеру, в декабре в ЕС было ограничено авиасообщение с Великобританией из-за нового штамма COVID-19, а в январе Германия ввела временный запрет на перелеты с Ирландией, Португалией и еще пятью странами. Учитывая, что в Европе, по данным BP, на долю авиакеросина приходится 10,5% конечного спроса на нефть, это может несколько поколебать настроения инвесторов в нефтяные фьючерсы. Это, собственно, и произошло 11 февраля, когда цены немного скорректировались вслед за понижением прогноза МЭА по приросту глобального спроса на 100 тыс. б/с из-за новых штаммов коронавируса, которые сдержат восстановление транспортного сектора.

Впрочем, пока что на рынке возобладал небезосновательный оптимизм, который в ближайшие пару месяцев поможет нефтяным ценам удержаться возле отметки в $55 за баррель.

Автор — Дмитрий Кипа, директор инвестиционно-банковского департамента QBF

 

Источник: Известия

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение