НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Эксперты: Минфин решил содрать разницу в налогах за последние полтора года

15 мая 2017 года., Экспертное мнение

Минфин решил содрать разницу в налогах за последние полтора года. Так комментируют эксперты решение министерства вывести зарубежных импортёров качественных вин из-под пониженного акциза. Если компаниям придётся доплачивать за акциз задним числом, импортёры и дистрибьюторы понесут миллионные убытки и многие разорятся, предупреждают представители алкогольной отрасли.


В чём проблема?

Ранее Минфин вывел зарубежных импортёров вина с защищёнными географическими указаниями (ЗГУ) и защищёнными наименованиями места происхождения (ЗНМП) из-под пониженного акциза. Ведомство ссылается на законодательство, говоря о том, что пониженные ставки на вина с ЗГУ и ЗНМП можно применять лишь к отечественной продукции. Своё решение Минфин подаёт под соусом помощи российским производителям вина, которые останутся в поле действия пониженного акциза и таким образом получат преференции.

И всё бы ничего, если бы не приказ ФТС России о взыскании якобы существующей недоимки с импортёров указанных видов вин. Поскольку пониженный акциз был введён с 1 января 2016 года, бизнесмены должны будут задним числом (за минувшие 17 месяцев) выплачивать деньги за акциз.

Вадим Дробиз, директор Центра исследований рынков алкоголя «ЦИФРРА»:

– Это чисто фискальный нюанс, ни о какой помощи российскому виноделию речь не идёт. Потребитель никаких изменений не заметит. Речь идёт о дорогом вине – 400 рублей и выше, и повышение цены на 20 рублей никого не затронет.

Гораздо страшнее доначисление акцизов. В страну ввозится примерно 100 миллионов литров такого вина в год. Если доначислить акцизы – это около 2 миллиардов рублей: для бизнеса это большая сумма. Часть импортёров откажется платить, обанкротит фирмы и уйдёт с рынка. Основная часть, безусловно, останется, контракты ушедших с рынка компаний подберут новые фирмы, появятся новые импортёры, покупатели ничего не почувствуют.

Эркин Тузмухамедов, директор школы сомелье, исследователь алкоголя:

– Что пытается сделать Минфин? Он пытается задним числом содрать разницу в налогах за последние полтора года. Виноват в данном случае Минфин, а не таможня.

Центральная акцизная таможня выдавала в соответствии с законодательством того времени всем марки и разрешения: в 2014 году, кажется, по цене 5 рублей за литр, потом подняли до 9 рублей, потом сделали 18 рублей. И самое смешное, что ЦАТ как раз на стороне предпринимателей, на стороне импортёров вина. То, что сейчас происходит, делает уголовниками импортёров вина, которые якобы преднамеренно не доплачивали сборы по акцизам. Но это же решение Минфина делает преступниками и Центральную акцизную таможню, которая заведомо выдавала «неправильные» марки.

Разница в налогах, возникшая из-за принятого решения вывести зарубежных импортёров вин ЗГУ и ЗНМП из-под пониженного акциза, для технических импортёров – а это те компании, которые завозят вина, например, для «Дикси», «Ашана» и так далее – составляет какие-то несусветные суммы. Им придётся выплатить миллионы рублей, и это сделает их банкротами.

Тот факт, что данная мера призвана поспособствовать развитию отечественного виноделия, надуман. Отечественный производитель на российском рынке вина – это капля в море. Крупнейшие производители вин – это Италия, Франция и Испания: в каждой из этих стран порядка миллиона гектаров под виноградом. В нашей стране, по самым радужным оценкам, эта цифра составляет 80 тысяч гектаров, а на самом деле – гораздо меньше.

Банкротство грозит большому сегменту бизнеса. И всё это только потому, что Минфин решил собрать несуществующие налоги за последние полтора года задним числом. Понятно, что бизнесмены будут судиться. Но мы живём в государстве, которое нельзя назвать правовым ни в каком его сегменте, и чем закончатся их суды – неизвестно.

Павел Медведев, российский политический деятель, финансовый омбудсмен, учёный-экономист, депутат Госдумы РФ пяти созывов:

– По моим представлениям, ситуация совершенно абсурдная. Люди сообщали в налоговое ведомство, что они являются импортёрами. Следовательно, здесь как минимум двое виноватых. Помимо импортёров виновата и налоговая, и вину следует делить, как минимум, пополам. А вся тяжесть ответственности перекладывается только на слабую сторону – на предпринимателей.

Сейчас логика у государства совершенно нездоровая: судорожно ищут ресурсы, где только это возможно, и тем самым режут кур, которые несут золотые яйца. По принципу: «Когда нельзя, но очень хочется, то можно». Мне кажется, что это ошибка.

С импортёров намерены взимать плату за прошлое. Что в этой ситуации может помочь отечественному производителю? Разве что разорение компаний-импортёров и их уход с рынка, но ведь надо понимать, что на их место придут другие компании. Структура рынка от этого вряд ли поменяется.

Предприниматели, чей бизнес пострадает от «взыскания недоуплаченных сумм акциза в федеральный бюджет», конечно, могут подать в суд. Но, скорее всего, им это ничего не даст, и значительная часть из них разорится.

Светлана Арсенашвили, генеральный директор компании-импортёра элитного алкоголя «Винтаж-М»:

– В январе 2016 года вводилась льготная ставка акциза для вин с защищённым географическим указанием и вин с защищённым наименованием места происхождения с целью дать такому вину «зелёный свет», поскольку это высококачественная продукция. А столовые вина, упрощённо говоря, делаются неизвестно из чего, и поэтому пусть за них платят акциз по повышенной ставке.

Однако получается, что для России не является значимым качество европейского вина, где эти правила и собственно названия винных регионов были введены давным-давно.

Решение Минфина относительно взыскания недоуплаченных сумм акциза не хочется даже комментировать. В моём понимании закон не должен иметь обратной силы.

Что же касается ухода с рынка компаний-импортёров, то, на мой взгляд, массового ухода не будет. Одна компания закроется, другая откроется, долги останутся за закрытой компанией. Импорт вина продолжится, на продажу дорогих вин это всё никак не повлияет, потому что для вина, которое стоит 1000 рублей, повышение акцизной ставки на 20 рублей не имеет никакого значения.

Максим Лесниченко, партнёр управляющей компании WineDirect:

– Конечно, всё это похоже на защиту местных производителей. Так на всех рынках во всём мире – импортное вино должно быть дороже отечественного. Тут всё законно.

Гораздо хуже ситуация с взысканием якобы существующей задолженности. Если мы говорим о российском производителе, о его спасении, то кого можно спасти задним числом? Здесь надо всем понимать, что импортёры вина могут уйти с рынка в результате банкротства технического или фактического. Те выплаты, которые им придётся сделать, нужно будет сделать либо из текущих прибылей, либо из будущих прибылей. За предыдущие периоды деньги они уже распределили, и фактически им придётся вынимать деньги из своего кармана. И если им недостаточно будет денег, то им придётся решать, как дальше жить на рынке. Одни импортёры уйдут, на их место придут другие.

Конечно, будут судебные разбирательства, но мы ведь понимаем, что Росалкогольрегулирование, которое выдаёт лицензии, находится в Минфине. И если это – инициатива Минфина, то тому, кто подаст в суд, алаверды прилетит очень быстро – будет отозвана оптовая лицензия и так далее.

Что касается динамики цен на рынке вина – само по себе выведение импортёров из-под льготного акциза не может повлиять на цены. Разве что им захочется отыграться за то, что их обложили налогом задним числом, и повысить стоимость, но, опять-таки, кто же им позволит отыграться? На рынке уже устоявшиеся цены, период повышения цен достаточно длительный, может занять до шести месяцев.

 

Источник: ИАИ ПРОВЭД

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение