НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Миллиарды вывозят чемоданами

08 ноября 2016 года., Экспертное мнение

Начальник управления торговых ограничений, валютного и экспортного контроля ФТС России Сергей Шкляев о новых правилах вывоза наличной валюты, черных списках предпринимателей, взаимодействии с ЦБ и — эксклюзивно — о пилотном проекте таможенной службы, — в интервью Инне Лунёвой.


Инна Лунёва: Таможня дает добро. Кому, когда и где? О том, какие новые нормы необходимо знать каждому выезжающему за границу и как взаимодействуют таможенные органы с банками, узнаем у Сергея Шкляева — начальника управления торговых ограничений, валютного и экспортного контроля ФТС России. Сергей Владимирович, я вас приветствую!

Сергей Шкляев: Добрый день!

 Этот год — юбилейный, 25-летие Таможенной службы России. Но на самом деле таможня существует сотни лет. А как это было в Советском Союзе? Тогда ведь не было такой масштабной внешнеэкономической деятельности?

— Масштабной она была всегда, внешнеэкономическая деятельность. Вопрос регулирования внешнеэкономических операций осуществлялся на разном уровне. В советские времена это в большей степени государственные операции. И предприятия, соответственно, государственные осуществляли внешнеэкономическую деятельность. Сегодня мы вооружены техническими специальными инструментами, программными средствами, которые позволяют нам осуществлять контроль намного более эффективно.

— Таможенная служба прежде всего защищает экономические интересы страны, контролирует перемещение валютных средств. А с какими схемами увода денежных средств вы чаще всего сталкиваетесь?

— В последнее время активно ФТС России ведет борьбу, я скажу так откровенно, в 2015—2016 годах с незаконными валютными операциями, связанными с проведением мнимых, притворных сделок. Сделка направлена на вывод за рубеж валюты без фактического ввоза товара в РФ. При этом, как правило, у нас используются такие сделки, когда цена товара завышается в десятки раз. Простой пример. Флешка может стоить от 10 тысяч долларов за единицу. Законодательством на сегодняшний день не урегулировано реагирование правоохранительных органов. За это нет ответственности. Вот такой договор. Мы с вами договорились, что эта флешка будет стоить один миллион долларов.

— Вот стаканчик воды...

— Совершенно верно. Стаканчик воды будет стоить миллион долларов. Это наши с вами договорные обязательства. Но по мнению как раз государственного органа вот эти обязательства, которые не подкреплены никакой смысловой нагрузкой, являются притворными. И на сегодняшний день ФТС вышла с инициативой. И поддерживается и Министерством финансов, и ЦБ инициатива обжаловать такого рода сделки, в том числе в судебном порядке. Ввиду того, что правовых инструментов, чтобы реагировать и предотвращать такие сделки, на сегодняшний день нет.

— А как тесно таможенная служба работает с банками, которые обслуживают участников ВЭД?

— Еще три года назад можно было сказать о том, что на недостаточно хорошем уровне было это взаимодействие. Сейчас все поменялось кардинально.

— А с чем связано?

— Мы возвращаемся на три года назад к осуществлению валютного контроля и говорим, что достаточно большое количество поддельных, подложных документов недобросовестными участниками ВЭД предоставлялось в уполномоченные банки. Для того, чтобы подтвердить свои незаконные валютные операции.

— Банки шли на это?

— В качестве оправдательного документа. Конечно же, банки принимали копии документов и думали, что они на самом деле настоящие, оригинальные. И на самом деле осуществляли переводы денежных средств. Сейчас мы совместно с ЦБ уже на протяжении достаточно длительного времени обеспечиваем передачу всего массива деклараций через ЦБ уполномоченным банкам. И любой банк имеет на сегодняшний день достоверную информацию в электронном виде от ФТС.

— Можно сказать, что вы помогаете ЦБ выявлять сомнительные банковские операции участников ВЭД?

— Мы не допускаем осуществления предоставления подложных документов.

— А кто к кому обращается, вы к банкам или банки к вам?

— Отличный вопрос, спасибо. Это не простое информационное взаимодействие — только мы к уполномоченным банкам, но и обратная связь для таможенных органов. Только потому, что мы непосредственно от уполномоченных банков получаем и паспорта сделок, и ведомости банковского контроля. Смотрим сальдо. И дальше уже понимаем: либо предприятие на грани фола и нарушает валютное законодательство, либо предприятие достаточно эффективно работает и обеспечивает выполнение всех обязательств по контракту.

— Можно сказать, что у вас есть некий черный список предприятий, который вы ведете?

— На сегодняшний день мы развиваем управление рисками. Это самая последняя тенденция, которую мы начали в 2015 году с ЦБ. Активно нашли точки взаимодействия и понимания, в первую очередь — с руководством и с департаментами, осуществляющими валютный контроль. Мы подписали ряд дополнительных протоколов в рамках соглашения между ЦБ и ФТС по обмену информацией, в том числе с признаками осуществления сомнительных валютных операций определенными недобросовестными участниками ВЭД. Это то, о чем вы, в принципе, сказали. Это некие предприятия, которые занимаются однозначно, по мнению ФТС России, недобросовестными сделками.

— То есть список есть?

— Есть, конечно! Есть список, есть юрлица. Мало того, мы сейчас активно проводим эту работу не только по юридическим лицам, но и по тем учредителям, директорам, которые раз за разом открывают новые юридические лица. На одного, условно, директора открыто 5—6 юридических лиц, которые занимаются незаконными валютными операциями.

 А у вас есть какие-то цифры за этот год?

— За этот год Федеральной таможенной службой возбуждено более 3 тысяч дел об административных правонарушениях. Основная масса дел, которые на сегодняшний день возбуждаются, это, во-первых, суммы достаточно весомые, большие. Где-то около 100 миллиардов рублей — это те штрафы, которые наложены. Но как раз тонкость в чем заключается? Как правило, такие правонарушения проводятся участниками ВЭД, которые назавтра исчезают. Это фирмы-однодневки. Они как раз создаются с целью вывода капитала. Так называемые фиктивные сделки.

 То есть взыскать с них что-то практически невозможно?

— Практически невозможно. И сейчас ФТС основной целью ставит для себя как раз недопущение такого рода проведения операций. До совершения этого правонарушения.

— Превентивные меры.

— Так точно. Мы как раз и смотрим, выявляем тех учредителей, тех директоров, которые нацелены на создание такого рода предприятий, чтобы в последующем вывести.

— Если есть черный список недобросовестных предпринимателей, то, может быть, есть и белые?

— Безусловно. И мы об этом говорили и всегда будем говорить. Ведь у ФТС России действительно формируется список добросовестных участников ВЭД, которым достаточно большое количество преимуществ дается. В том числе в рамках таможенного законодательства. И на сегодняшний день никто этого не скрывает. Такого уровня категорирование у нас существует. И мы всегда рады, просматриваем таких участников внешнеэкономической деятельности, которые соответствуют всем критериям.

— Каковы сейчас сборы таможенных платежей по участникам ВЭД?

— В цифрах я не буду говорить, чтобы не ошибиться. Но на сегодняшний день, это точно, плановое задание — то, которое было установлено ФТС, — выполнено на 102%.

— Это еще не конец года.

— Это не конец года, да. Но мы говорим о том, что мы выполняем наше плановое задание. И с этим мы с гордостью отчитываемся перед Министерством финансов и правительством РФ.

— Скоро у стран — участников Евразийского экономического союза появится новый Таможенный кодекс. А в нем — норма о том, что при ввозе и вывозе наличной валюты россияне должны будут подтверждать происхождение крупных денежных сумм. Неужели до сих пор, в век электронных платежей, банковских карт, «умных» смартфонов, кто-то пытается перевозить деньги в сумках, чемоданах или еще как-то? Существует такое до сих пор?

— Мало того что существует. Это явление еще имеет достаточно большие объемы. В этом году у нас было вывезено более 2 миллиардов долларов США.

— Наличными?

— Наличными! Вы представляете?

— Как?

— Смотрите, у нас более десяти случаев, когда перемещают более 1 миллиона долларов с собой.

— Как в кино, в дипломате?

— Как в кино, в чемодане. Хорошо, что в одном, а не в двух сумках. Были случаи, когда перемещали свыше 5 миллионов долларов с собой наличными. Понятно, что у нас вызывает большие сомнения, во-первых, происхождение этих денежных средств, а во-вторых, куда они и для каких целей предназначаются.

— Вы задаете эти вопросы? Что они отвечают?

— Безусловно. И мы с вами должны говорить о том, что у нас есть и международные обязательства по линии ФАТФ. Как раз недопущение распространения наличных денежных средств, которые могут быть использованы для финансирования террористической деятельности. И на самом деле это печально, и в этом плане ФТС на сегодняшний день принимает значительные меры для того, чтобы выполнить эти обязательства. Пока об этом никто не знает. Вы, может, даже первые, кому мы рассказываем эти вещи.

— Спасибо.

— Мы проводим пилот, уже внедряем его. Сейчас будут пилотные зоны. Они обозначены приказом ФТС России. Завершается разработка программного продукта, который позволит нам в режиме, близком к реальному времени, при перемещении валюты свыше 10 тысяч долларов США... Обязательному декларированию она и так подлежит в рамках Таможенного кодекса. Но она «автоматом» будет при перемещении — вот вы когда будете пересекать «красный» коридор и покажете свою декларацию — вноситься в наши информационные ресурсы. Будет проверяться с той информацией, которая будет поступать от других государственных, в том числе контролирующих, органов на предмет возможного перемещения как раз лицом, которое может использовать их в каких-то других видах. В том числе и в целях финансирования терроризма. И в этом случае мы будем включать наш институт приостановления выпуска этой наличной валюты до тех пор, пока он нам не докажет обратное.

— Почему же люди, которые хотят перевести миллион или 5 миллионов, не делают это электронным способом?

— Очень хороший вопрос. Я бы тоже его всем задавал. Мне очень странно, когда люди начинают перемещать 5 миллионов долларов наличных. Как правило, это лица, у которых, во-первых, нет постоянного места работы. Как правило, это лица, проживающие на Юго-Востоке, в Азии. И с которых спросить нечего.

— А они не курьеры?

— Конечно, курьеры. Но доказать это очень сложно. Потому что вот физическое лицо. Вот у него чемодан денег. Он декларирует. Никаких документов на сегодняшний день нормативно требовать мы не имеем права. Нормативно не закреплено. Конечно, в связи с этим возникает очень много вопросов у других правоохранительных органов, как они перемещают. Ну, вот так они и перемещают.

— А если вернуться к подтверждению происхождения валюты, в связи с новым Таможенным кодексом. Не важно, какая сумма — меньше 10 тысяч долларов, больше. Что будет являться подтверждением?

— Справка из банка о том, что человек заем какой-то взял, кредит, договор купли-продажи движимого, недвижимого имущества, не важно. Вот такие документы имеют место быть, наследство, могут предоставляться в таможенные органы.

— Обратные ситуации бывают, когда из-за границы к нам ввозят миллионы долларов?

— Конечно. В равных долях, если честно. На сегодняшний день 2 миллиарда вывезли, а 1,9 миллиарда ввезли. Вывозят, как правило, Китай, Турция. Это два основных направления, куда вывозят.

— Это предприниматели, скорее всего...

— Тут вопрос: для чего? Если возвращаться опять же к валютному контролю, то можно смоделировать ситуацию, когда вводятся товары по менее низкой таможенной стоимости, уплачивается меньше налогов, платежей. А наличными потом довозят реальную стоимость этих товаров. Ввозится, как правило, в РФ, Арабские Эмираты, Германию.

— Это инвестиции или тоже невозможно понять?

— Все, что касается движения наличности, это не инвестиции. Нормальное инвестирование юридических лиц осуществляется исключительно с использованием банковских продуктов.

— По каким параметрам можно сказать, что год для вас был хорошим, что все отлично и вы довольны тем, как он проходит?

— Год очень хороший! Год хороший только потому, что мы достаточно большое количество законодательных инициатив провели в жизнь. Мы очень много сделали в целях информатизации. Самое главное большое достижение, на мой взгляд, это повышение рейтинга РФ у Всемирного банка. Мы поднялись на 30 позиций. Таможенная служба на сегодняшний день выполняет те обязательства, которые на нас возложены. Мы движемся, наверное, вместе с бизнесом рука об руку, либо плечо к плечу, но вперед.

 Я желаю вам всего доброго. Спасибо за этот разговор!

— Вам спасибо большое. На самом деле очень приятно в таких информационных ресурсах участвовать, как Банки.ру. Потому что не всегда нас приглашают на такого рода площадки. И попытаться донести в том числе до заинтересованных участников процесса именно финансового сектора те мероприятия, которые проводятся ФТС, те задачи, которые на нас возложены. Понять и показать то, что на сегодняшний день ФТС — это не какой-то администратор по возведению каких-то барьеров. Мы слышим и видим и идем как раз навстречу, мы совершенствуем свою таможенную службу. И развиваем все новейшие технологии только для создания благоприятных условий для ведения бизнеса.

 

Источник: banki.ru

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение