НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Нездоровые отношения: как конфликт США и Китая мешает выходу из кризиса

13 мая 2020 года., Экспертное мнение

После пандемии мы увидим усиление роли Китая в мире на фоне ослабления США и, как следствие, сокращение международного экономического и политического сотрудничества.


Пандемия COVID-19 в силу множества факторов ударила по странам и регионам мира в разное время и с разной силой. Различались и эффективность национальных систем здравоохранения, и их готовность к борьбе с кризисом, основанная на опыте предыдущих эпидемий. Можно признать, что Южная Корея, Тайвань, Новая Зеландия, Германия и Австрия выбрали довольно успешную антикризисную стратегию.

Скорость выхода

Во многих странах в настоящее время успешно начинается выход из карантина, основанный на стратегии «поэтапных ограничений и послаблений». То есть, если по окончании одного этапа выхода ситуация стабилизируется, происходит переход к следующему, если нет — карантинные меры вводятся заново. При этом число этапов и определение специфических мер может варьироваться в зависимости от страны. Данный принцип лежит и в основе стратегии, разрабатываемой российскими властями.

Различие исходных обстоятельств и разная эффективность стратегий по борьбе с пандемией приведут к тому, что уровень экономического ущерба и скорость восстановления экономик также будут далеко не одинаковыми. Например, Австрия и Германия, очевидно, выйдут из кризиса в лучшем положении, чем их соседи по Евросоюзу, и могли бы использовать это в свою пользу. Однако рынки в ЕС очень тесно связаны друг с другом и без улучшения общего экономического климата и единой стратегии выхода из кризиса отдельным странам будет трудно воспользоваться своими преимуществами. Пока, к сожалению, попытки стран ЕС выработать единую антикризисную позицию ни к чему не привели.

А на мировом уровне главным препятствием для совместных действий становится растущее напряжение в отношениях между США и Китаем, возникшее еще до пандемии. Координация сейчас нужна не только для восстановления экономики после карантина. На повестке дня остаются два других серьезных вызова: глобальное изменение климата и выработка совместных мер по борьбе с эпидемиями в будущем. Решение этих проблем предполагает укрепление таких международных организаций, как ВТО и ВОЗ. Однако в настоящее время обе подвергаются постоянным атакам со стороны США, которые даже прекратили финансирование ВОЗ.

Амбиции Китая

Уход Соединенных Штатов с мировой арены в эпоху президента Дональда Трампа предоставил Китаю беспрецедентную возможность стать мировым лидером. Этому также способствовали два ключевых элемента китайской стратегии. Первый заключается в усилении роли страны на международной арене, включая расширение представительства в руководстве ключевых международных организаций. Китай планомерно расширяет свое влияние в Африке южнее Сахары, Латинской Америке и Азии (за исключением основных соперников — Индии и Японии). Эта роль выражается в первую очередь в огромных инвестициях в инфраструктуру, которые, как закреплено в инициативе «Один пояс — один путь», не обусловлены вмешательством во внутреннюю политику стран-партнеров. Сочетая «мягкую силу» с военным присутствием в стратегически важном Южно-Китайском море, КНР демонстрирует свои широкие амбиции в Восточной Азии.

Второй момент еще более важен. Китай считается мировым лидером в развитии таких ключевых секторов, как производство смартфонов, батарей для электромобилей, полупроводников, в автоматизации и машинном обучении. В стране находятся крупнейшие глобальные корпорации (Huawei — лидер в 5G, Alibaba — лидер в электронной коммерции) и богатейшие предприниматели мира, такие как основатель Alibaba Джек Ма. Наконец, китайские университеты и лаборатории проводят исследования мирового уровня и являются обладателями огромного числа патентов. Эти достижения — результат продуманного долгосрочного стратегического планирования.

В сложившейся ситуации возникает важный вопрос: повышает ли вызванный COVID-19 кризис статус Китая на международной арене? Отметим два фактора, один из которых уже упомянут. Во-первых, это безоговорочный отказ Соединенных Штатов от многих рычагов международного влияния, процесс, который ускорился в условиях пандемии. Его ускорение объясняется политикой президента Трампа, который объявил Китай и ВОЗ ответственными за сложившийся кризис: первый — за распространение вируса, вторую — за несвоевременную реакцию на проблему. Одним из ключевых результатов происходящего может стать изоляция США в то самое время, когда международное сотрудничество наиболее актуально.

Во-вторых, Китай считается лидером в автоматизации и дистанционном управлении производством, развитие которых было заметно ускорено кризисом COVID-19. По мере того как продукты становятся сложнее, а размер их компонент уменьшается, человеческие руки и глаза перестают быть эффективными инструментами в создании этой продукции. Например, заводы по производству микрочипов, составляющие важную часть производственного сектора Китая, вряд ли испытали на себе влияние пандемии. Современные средства машинного обучения позволяют дистанционно проанализировать изображение продукта на каждом этапе сборки. Таким образом, инженеры из компаний-клиентов имеют возможность проверять и управлять процессом производства с другого конца света, что очень важно в условиях пандемии.

Готовность к лидерству

Однако возникает вопрос: готов ли сам Китай к тому, чтобы стать новым мировым лидером? Еще в 2017 году во время партийного съезда председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что страна сможет играть эту роль уже к середине века. Кризис COVID-19, возможно, позволит Китаю ускорить достижение цели.

Тем не менее инициативы самого Китая тут недостаточно. Он должен быть признан мировым сообществом, заручиться доверием и поддержкой большинства стран. Для этого Пекину потребуется убедить мир в том, что его внешняя политика направлена не только на извлечение собственной выгоды, что он готов взять на себя ведущую роль в решении мировых проблем. Нынешнее руководство КНР делает все возможное, чтобы доказать свою доброжелательность. Однако некоторые азиатские страны обеспокоены широкой внешнеполитической экспансией Пекина на континенте. Фактором, подрывающим привлекательность «китайской модели», можно назвать и усиление авторитарных тенденций в стране. Позднее признание Пекином масштабов пандемии тоже играет свою роль.

На наш взгляд, изменение политической и экономической карты мира после выхода из пандемии продолжится еще быстрее, чем до нее. В ближайшем будущем мы все станем свидетелями усиления роли КНР на международной арене при одновременном ослаблении США, что в совокупности приведет к снижению общего уровня международного экономического и политического сотрудничества. При этом развитие ситуации будет во многом зависеть от результатов президентских выборов в США в ноябре 2020 года.

Авторы: 

Шломо Вебер, президент Российской экономической школы
Жан-Филипп Плато, почетный профессор экономики Университета Намюра (Бельгия)

 

Источник: РБК

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение