НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Слепнев: мы перешли в экономику сбалансированного развития

28 мая 2018 года., Экспертное мнение

Глава Российского экспортного центра рассказал в интервью о своих приоритетах на новом посту, о продвижении российских товаров на китайском рынке и барьерах в развитии электронной торговли


- Первый вопрос про форум: какие активности у РЭЦ были в первый день и что будет в оставшиеся дни?

- Форум получился  очень «живым», тема экспорта, очевидно, проходит красной нитью, и что особенно примечательно в совершенно разных аспектах. Сегодня Максим Орешкин был на одной из наших сессий, он назвал экспортную политику одной из осевых,  приоритетных, по крайней мере, в экономической части. И это абсолютно понятно, потому что те задачи, которые были обозначены президентом, предполагают, что Россия к 2024 году должна начать зарабатывать на экспорте несырьевых товаров.

Это кардинальная смена парадигмы. Мы, наконец-то,  ушли от осознания себя, как чисто сырьевой экономики, мы перешли в экономику сбалансированного развития, и у нас амбициозные цели. Сегодня был целый ряд обсуждений с регионами, мы подписали 8 соглашений о сотрудничестве с главами субъектов, у нас была большая панельная дискуссия. Практически все губернаторы говорили про важность экспортной повестки. Это, конечно, связано с импульсами, которые нам дал президент, но и с тем, что регионы почувствовали реальную возможность заработка на экспортных процессах, которые в результате приведут к появлению новых рабочих мест, дополнительных поступлений в региональный бюджет. Об этом сегодня говорил Станислав Воскресенский, об этом давно и активно говорит Анатолий Артамонов, об этом говорит и Глеб Никитин и многие другие губернаторы. На  практике коллеги почувствовали, что экспорт – это  действительно источник, который при удачной реализации дает огромный плюс региональному бюджету. В этом плане интерес только возрастает.

Однако надо откровенно признаться, что степень вовлеченности наших предприятий в экспорт невысока, базовый уровень низкий. Но при всем при этом  потенциал экспортной политики огромен. У нас сейчас  активных экспортеров насчитывается порядка 22-24 тыс. Давайте это число сравним с числом компаний малого и среднего бизнеса, которых насчитывается более 200 тыс. Мы говорим не о микрокомпаниях, а о малых - то есть от 15 до нескольких десятков человек штата, где выручка до 700 млн. Речь идет о крепко стоящих на ногах предприятиях. Получается, что  только 10% из них вообще хоть что-то как-то экспортируют. Причем экспортируют, как правило, в СНГ, и чаще всего – это только отдельные поставки. Есть несколько ярких примеров, когда совсем малые компании буквально в течение года-полутора выходили на зарубежные рынки. Приведу интересный пример: зубная паста Splat. Буквально 2-3 года - и компания пробила планку в €100 млн экспорта, ко всему прочему у нее огромный потенциал. Конечно, это всех впечатляет.

На форуме мы провели ряд круглых столов, где поделились нашим взглядом, как нужно выстраивать работу в условиях ориентации на экспорт. У нас есть большая линейка продуктов в части нефинансовой поддержки – образование, выставки, бизнес-миссии, продвижение продукции, сертификация, защита патентных прав и так далее. Отвечая на ваш  вопрос  о дальнейших шагах, особенно отмечу,  что мы будем существенно развивать линейку финансовых продуктов. Сегодня мы уже обсуждали этот вопрос с банком "Открытие", планируем также в ближайшее время привлечь и другие банки, имеющие широкую сеть клиентов средних и малых предприятий. Конечно, наша приоритетная цель заключается в том, чтобы мы могли обеспечить дешевое финансирование под экспортные поставки.

Чем ваши финансовые продукты будут отличаться от того стандартного набора, который сейчас предоставляют банки?

- В первую очередь, стоимостью кредитов. Если компания, выходящая на внешний рынок, пользуется страховкой ЭКСАР (экспортного страхового агентства), ставка по кредиту будет более привлекательной. Агентство берет риски по невозврату платежа на себя. Соответственно, снижаются издержки резервирования по банкам. Плюс, не надо забывать, что мы с конца прошлого года реализуем агентскую функцию по специализированной программе для коммерческих банков, в которую уже вошли многие банки с экспортным финансированием. Наш Росэксимбанк уже несколько лет успешно реализует программу кредитования экспорта высокотехнологичной продукции - там  стоимость денег для заемщика ниже средней по российскому рынку. Программа сейчас развивается, надеемся, что в рамках нового нацпроекта она будет одной из основных, которая обеспечит конкурентоспособность российских компаний на международной арене. Хочу сказать, что сегодня уже целый ряд компаний говорили о том, что с точки зрения стоимости финансовых ресурсов, связанных с экспортом, наше предложение абсолютно конкурентно по сравнению с европейским, американским.

Какие приоритеты в новой должности главы РЭЦ будете менять, что можно улучшить из того, что было сделано РЭЦ? Что Вы для себя сейчас видите в качестве первоочередной работы?

- Прежде всего, развитие линейки продуктов, ориентированных на малые и средние предприятия. Также работа с крупными компаниями в части акционерного финансирования и создание кооперационных производств, в том числе за рубежом.

Малые и средние предприятия имеют огромный потенциал для экстенсивного развития за счет реализации экспортной политики. Для этого нужны простые, понятные и доступные продукты, как финансовые, так и нефинансовые. Это то, чем мы будем заниматься.

По нашим оценкам, выполнение президентских целей по объемам несырьевого экспорта предполагает, что в течение 5 лет в России должно быть инвестировано в модернизацию и создание новых глобальных конкурентоспособных производств порядка $100-110 млрд, то есть где-то 7-8 трлн рублей. Это огромная сумма. Соответственно, для того, чтобы бизнес вложил эти деньги, необходимы хорошие условия, хорошие предложения, понятная промышленная и торговая политика. Безусловно, это то, над чем мы вместе с Минпромторгом и другими коллегами из министерств размышляем в данный момент.

Особое внимание отведено цифровизации: мы понимаем, что все услуги бизнес хочет получать через мобильный телефон. Электронные каналы продаж для малых предприятий – это то, что необходимо прежде всего. Мы будем работать в этом направлении вместе с государственными органами, и РЭЦ, как штаб нацпроекта, является "одним окном" при оформлении экспортных поставок. Стандарты поменялись и в мире, и у нас. Сейчас ожидания таковы, что оформить экспорт можно будет в один клик. Сегодня, к сожалению, это не один клик, не один шаг и не один день. Вот это нужно будет поменять.

В предыдущие годы РЭЦ активно работал с площадкой Alibaba и продвинулся в появлении российских товаров на китайском рынке. По-моему, они так и остались больше сувенирной продукцией

- Здесь мы еще в начале пути, сделать нужно многое, практически все. Мы будем оценивать ту стратегию и те решения, которые тестировались в прошлом году, но надо искать какие-то более продвинутые решения. Ясно одно: альтернативы электронным каналам торговли, особенно для малых и средних предприятий, не существует. Все больше и больше потребителей хотят получать товары через интернет. Будут ли для этого использоваться национальные площадки или партнерства с крупнейшими международными -  вопрос открытый. Скорее всего, нужно работать во всех направлениях. Ясно, что нам нужно менять законодательство, регулирование, менталитет, логистику и всю систему продвижения под новую реальность.

Что в законодательстве сейчас мешает развитию этой электронной торговли?

- Например, мы буквально недавно во исполнение поручения председателя правительства обсуждали тему консолидационных складов и сервисных центров. Действительно есть проблема вывезти товар на свой склад за рубежом, чтобы потом с этого склада осуществлять реализацию товара финальным потребителям по каналам электронной торговли. Для нас это пока сложно, как и для таможни. Возникают проблемы по возврату НДС и валютному контролю. Поэтому компании, которые идут на это, вынуждены создавать юридические лица на местах, сами у себя формально покупать, вывозить и так далее. Это все издержки, которые влияют на снижение конкурентоспособности. Законодательство нужно приводить в соответствие современным реалиям. Это и система расчетов, и таможенные процедуры.

Мы ожидаем "симметричного" эффекта от развития электронной торговли. Сегодня в очередной раз  услышал, на что жалуется бизнес: они находятся в неконкурентном положении. Представим ситуацию: к нам товары по каналам электронной торговли заходят без пошлин и без налогов, мы же, в свою очередь, на соответствующие рынки поставляем совершенно по другим условиям: там уже возникают и пошлины, и налоги, и требования. Согласитесь, здесь нужно выстраивать равноправное сотрудничество.

На Ваш взгляд, каков должен быть порог беспошлинной торговли? Потому что обсуждаются разные уровни

- Наше мнение заключается в следующем: это лукавство, никакие это не поставки для личного пользования. Это нормальный коммерческий оборот, современный и технологичный. Это коммерческая деятельность по продаже товаров с доставкой массовых партий через границу индивидуальному покупателю, поэтому она должна быть полностью приравнена к условиям обычного коммерческого оборота.  Порог должен быть нулевым, как это сейчас рассматривается в ЕС.

Нулевой порог, значит, даже 0 рублей и 0 копеек – все равно берется пошлина?

- Должны быть равные условия, которые не будут дискриминировать национального производителя. Например, сейчас 80 или 90% всей электронной торговли – это торговля с Китаем. Но в Китае 7$ порог, а у нас пока 1000$, мы героически пытаемся прийти к планке в 500$. Нужно двигаться, понимая, что должна быть сформирована конкурентная позиция.

Еще недавно звучало название РЭЦ при передаче торговых представительств от Минэкономразвития Минпрому. И тогда было сказано, что совместно с РЭЦ необходимо развивать институт. Насколько я знаю, РЭЦ пытался развивать не всегда удачно, поскольку были созданы торговые дома РЭЦ на базе торговых представительств. То есть, я так понимаю, что-то типа костылей для тех институтов, которые итак существуют у нас.

- У торговых представительств своя функция, у РЭЦ - своя. Функция наших представителей за рубежом, которых пока немного, заключается в том, чтобы они на месте помогали российскому бизнесу, предоставляли набор услуг, которые в целом РЭЦ оказывает. Торговые дома – лишь одна из услуг. Что касается взаимодействия с торгпредствами, у нас есть решение президиума совета по нацпроектам еще прошлого года по выстраиванию единого бизнес-процесса. Мы в этой работе участвуем, трудимся, но это не задача, которая решается за неделю. Думаю, что с передачей торговых представительств  в Минпромторг мы получаем дополнительный импульс для выстраивания работы в рамках обозначенной ранее логики. Я бы сказал так: успех может быть достигнут, если мы действительно сделаем единый бизнес-процесс, включающий региональные точки как наши, так и региональных центров поддержки экспорта. Мы создадим единый механизм поддержки с зарубежными торгпредствами, в которые, как мы считаем, в большей степени должна уйти функция общения с государственными структурами. Непосредственно бизнес-функции выполняет РЭЦ либо его агенты - одним словом, те, кто коммуницирует на таком базовом, операционном уровне. Только в этом случае мы сможем получить эффект. Если компания из региона сможет по своей заявке тут же получить реакцию из-за рубежа, и  наоборот, иностранный представитель сможет сразу получить предложение от широкого спектра региональных компаний, это станет правильной моделью функционирования.

То есть фактически получается, что торгпредства будут уходить от своей изначальной функции по государственной линии и все больше становиться торговыми домами по вашей?

- Я бы сказал, что нужно оптимизировать  нагрузку, которая есть в торгпредствах. Например, аналитику можно легко делать из Москвы. А вот функцию общения с государством пребывания РЭЦ заместить не сможет, поскольку это официальный канал, дипломатический статус.  Надо дополнять зарубежную инфраструктуру полноценным оперированием по бизнес-услугам для компаний. Имеется в виду склады, сертификация, юридические услуги, аренда, бизнес-мэтчинг и так далее. Так и специфические продукты РЭЦ: выставки, финансовые услуги и прочее. Так чтобы на месте можно было бы получить весь спектр услуг.

Вам не кажется, что вокруг слишком много институтов, которые, так или иначе, занимаются поддержкой экспорта, не происходит ли дублирования? Взять, допустим, ту же торгово-промышленную палату, которая занимается выставками. Не происходит ли дублирование функций и, возможно, где-то пересечений?

- Я задам Вам встречный вопрос: в шаговой доступности от Вашего дома сколько продовольственных магазинов? Не происходит дублирования их функций? Просто купить молоко, колбасу и хлеб – это насущная потребность человека, которую можно удовлетворить близко, быстро, удобно и с широким выбором предложений.

К сожалению, мы сейчас говорим про экспорт как про некую функцию, которая возникает или нет. Наша проблема заключается как раз в том, что мы не воспринимаем игру на глобальном рынке как органический, естественный образ жизни. Если ты не можешь выходить на экспорт, работаешь только в узком формате и любой "ветерок" может сделать тебя неконкурентоспособным, ты снижаешь тем самым конкурентоспособность всей страны.

Пусть будет много институтов развития, пусть они предлагают различные услуги - каждый ищет своего клиента. Сегодня у нас проблема как раз в том, что нам надо популяризировать и развивать экспортное направление, чтобы страна была конкурентоспособной и больше зарабатывала.

- И тогда уже совсем последний вопрос, не считаете ли Вы, что именно РЭЦ должен получить некую координирующую функцию и, возможно, определенные полномочия по распределению финансовых средств для того, чтобы эта экспортная функция лучше выполнялась?

- Я скажу так, мы не жалуемся на недостаток функций или на недоверие. РЭЦ появился относительно недавно, но он уже встал на ноги, и мы сейчас будем дальше развиваться и по мере развития будем предлагать новые и новые инициативы. Сегодня мы ощущаем полную поддержку от всех ведомств, от бизнес-объединений, от регионов – все охотно взаимодействуют, все видят эту перспективу. Поэтому я бы не говорил о нехватке функций или ресурсов. Нам надо всем наращивать компетенцию, поддерживать хороший драйв, верить в реальность наших планов, которые нам акцептовал президент.  Не исключаю, что наступят такие времена, когда за дополнительные полномочия по реализации экспортной политики будет жесткая борьба, но пока у нас здесь, скорее, большое-большое поле для общей работы.

 

Источник: ТАСС

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение