НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ВЭД без брокера: миф или реальность?

27 мая 2016 года., Экспертное мнение

Девальвация рубля дала экспорту зеленый свет: производители стали искать способы минимизировать падение выручки, а сама отечественная продукция стала на международном рынке более конкурентоспособной из-за привлекательной цены. Такой поворот создал благодатную почву для роста числа аутсорсинговых компаний, предлагающих организовать экспорт товаров за рубеж. А реальность такова, что без посредника с таможенным и налоговым регулятором не разберешься. Кроется ли потребность в таможенных представителях исключительно в непролазности таможенного и налогового законодательства, а также ставшей притчей во языцех бюрократии?


«Таможенное декларирование силами экспортера/импортера возможно, но для этого необходимо иметь в штате компании высококвалифицированных специалистов по внешнеэкономической деятельности, − говорит руководитель практики внешнеторгового и таможенного регулирования DLA Piper Вильгельмина Шавшина. − Более того, у многих компаний, особенно работающих на уровне международных корпораций, существует политика четкого разделения функционала. То есть для осуществления непрофильных функций нанимаются профессиональные компании, оказывающие услуги по самым различным направлениям: экспедирование, перевозки, хранение, таможенное администрирование и прочее. Тем самым компании получают сервис на уровне профессиональных участников рынка определённых услуг и сосредотачиваются на своих непосредственных функциях – производстве, продаже и прочем».

«Рынок компаний, предлагающих организовать экспорт, будет продолжать расти, − уверен руководитель экспортного отдела ООО «Приоритет» Павел Некрасов. – Количество производителей конкурентной продукции увеличивается, и большинство из них заинтересованы в том, чтобы отдать некоторые функции на аутсорсинг. В организации экспорта очень много подводных камней, многие из которых появились из-за особенностей законодательства. Чиновники сами никогда не занимались организацией экспорта, они не понимают, что невозможно все исправить, лишь переписав законы, которые продублированы и противоречивы между собой».

Не последнюю роль играют отношения «проводника» и сотрудников госорганов – таможни, налоговой, уверен Павел Некрасов. Таможенные брокеры иной раз готовы предложить нечто более заманчивое, чем конкуренты, только потому, что «подвязки» на таможне крепче.

«По сути, без доброй воли какого-нибудь инспектора вообще не продвинешься далеко», − констатирует он.

Между тем, Вильгельмина Шавшина убеждена, что крупные, добропорядочные компании сделают ставку на «белого» брокера, а не на такого, который готов провести сделки по «своим каналам», но дешевле.

«Вопрос надлежащего лоббирования интересов добросовестного бизнеса скорее квалифицировано окажет компания, имеющая в своем штате профессиональных и компетентных сотрудников. Именно это принимается во внимание добросовестным бизнесом. Связи на таможне в отсутствие компетенции тут не причем», - считает она.

Также эксперт отмечает, что в ЕС не применяется система лицензирования таможенных брокеров, поэтому отсутствует и проблема серого брокерства: «Согласно UCC (новый Таможенный кодекс ЕС, применяется с 1 мая 2016 – прим. ред.) в интересах облегчения бизнеса все  должны иметь право назначить представителя в их деловых отношениях с таможенными органами. Согласно Статье 5 (6) UCC таможенный представитель это  любое лицо, назначенное другим лицом совершать действия и формальности, требуемые в соответствии с таможенным законодательством в его отношениях с таможенными органами. Ответственность ТП в ЕС зависит от типа представительства, которое может быть прямым (в этом случае ТП действует от имени и в интересах декларанта) или косвенным (в этом случае ТП действует от собственного имени  в интересах декларанта). В прямом ответственность возлагается по общему правилу непосредственно на декларанта; в косвенном представитель несёт  ответственность солидарно».

«Всем известна практика работы наших таможенных представителей, когда во избежание привлечения к ответственности и рисков исключения из реестра одно юрлицо работает не более 2-3 лет. Даже если посмотреть на крупнейших ТП, они нередко существуют в виде группы юрлиц, где может быть учреждено юрлицо для работы с так называемым «белым» бизнесом и юрлицо для работы с остальными клиентами», − добавляет Вильгельмина Шавшина.

Как раз последнее часто становится камнем преткновения при попытке производителя или его таможенного представителя вернуть уплаченный НДС при проведении экспорта. Павел Некрасов поясняет: «Для новой компании-посредника, для производителя возврат НДС может стать очень сложным. Если один из контрагентов это фирма-прокладка – налог не вернуть. Если юрлицо или его партнеров можно заподозрить в использовании серых схем, можно забыть о возврате НДС. Значит, цена экспортируемой продукции автоматически увеличивается на 18%. Зато компании, которая нацелена непосредственно на экспорт, которая имеет контакт с инспектором (и это я говорю об официальной схеме), НДС возмещают довольно легко.

Налоговая служба, Московская вот у нас, выдерживает все сроки, когда мы подаем полный и исчерпывающий пакет документов. За 3-4 месяца можно вернуть НДС. Замечу, что налоговая служба работает у нас лучше, чем таможенная».

Павел, как и Вильгельмина, указывает на недостаток профессионалов в сфере таможенного представительства. «В рабочем варианте организация экспорта, чаще всего, завязана на одном человеке, у которого есть все необходимые компетенции, нужные контакты. Нередко это люди, которые работали в экспортном отделе какой-либо компании, а потом ушли в свободное плавание, продолжив помогать и своей компании, и конкурентам», − рассказывает Павел.

«В последние несколько лет приходится наблюдать растущее недовольство качеством услуг таможенных представителей, их неготовностью проактивно отстаивать интересы своего клиента и отчасти отсутствием достаточной экспертизы, а также, в ряде случаев, бюджетно-ориентированной позицией», − добавляет эксперт DLA Piper.

При этом оба специалиста отказываются напрямую связывать необходимость привлечения таможенного представителя и неоднозначность российского законодательства.

«В том же Китае система таможенного брокерства работает не один десяток лет, а таких таможенных представителей – тысячи. Мы просто перенимаем зарубежный опыт», − говорит Павел.

«Безусловно, и в мировой практике институт ТП содействует преодолению барьеров при импорте или экспорте товаров. Но только за счет именно специализированной квалификации. Более того подчеркну, что действующее на наднациональном и российском уровне таможенное регулирование не является каким-либо исключительным образом отличным от мирового. Подтверждением тому служит и факт присоединения России к ВТО», − заключает Вильгельмина Шавшина.

 

Источник: ИАИ ПРОВЭД

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение