НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

«30% бизнеса прекратит существование». Руководители крупных компаний обсудили будущее после коронавируса

10 апреля 2020 года., Новости ВЭД

Эпидемия может оказаться долгой и нанести сокрушительный удар по экономике

Руководители крупных российских компаний – предправления «Сибура» Дмитрий Конов, гендиректор «Почты России» Максим Акимов, управляющий партнер А1 Андрей Елинсон и владелец холдинга AEON Corporation Роман Троценко – провели онлайн-саммит «Бизнес после пандемии». Модерировал дискуссию сопредседатель координационного совета по противодействию коронавирусной инфекции РСПП, гендиректор «Фосагро» Андрей Гурьев.


Угрозы эпидемии

Борьба с коронавирусом может затянуться, прогнозирует Троценко. Пик эпидемии придется на июнь – июль. Будет и вторая волна заболеваний. «Вся история» будет длиться год или даже полтора, – прогнозирует Троценко. – И это в том случае, если человечеству удастся в ближайшее время изобрести лекарство против нового вируса. В противном случае людям придется приобретать иммунитет эволюционным путем. Но для этого коронавирусом придется переболеть 70% людей».

В целом прогноз Троценко скептичен: «30% бизнеса прекратит существование».

Россия потеряет из-за кризиса несколько месяцев спроса и сбережений, отметил Конов. А по окончании эпидемии у людей будет меньше денег, будет выше безработица, потребительский спрос уменьшится. Вся страна еще несколько лет будет меньше инвестировать, меньше тратить.

Население сильно обеднеет, а разочарование общества будет очень высоким, опасается Конов. Государству придется помогать людям. Поэтому бизнесу, особенно крупному, не стоит рассчитывать на господдержку. Впрочем, большим компаниям, особенно сырьевым, существенная опасность и не грозит, добавил Троценко.

Крупному бизнесу придется пересматривать модель распределения доходов, резюмировал Конов: «Перераспределять деньги от инвестиций и доходов акционеров в пользу сотрудников. Социально-экономический аспект будет существенным».

По мнению Акимова, электронная коммерция и доставка считаются бенефициарами кризиса. Но он утверждает, что это ненадолго. Кризис приведет к шоку спроса – из-за падения доходов многие люди вынужденно снизят потребление. И вскоре с этим столкнутся и компании из сферы электронной коммерции и доставки, добавил Акимов: «И мы, и Wildberries, и «Яндекс». По его словам, выручка «Почты России» в этом году может снизиться на 18–30 млрд руб. В 2019 г. этот показатель превысил 200 млрд руб.

Главной угрозой для бизнеса Акимов также назвал распад производственных цепочек – в основном при производстве сложных продуктов. Возникла немыслимая путаница в логистике, утверждает он.

«Позиция государства классическая следующая: оно перекопало огородик, земельку за своим домиком, село в расчете на то, что оно сядет, а там вырастет что-то невообразимое – какие-то красивые яблони, вишни, в тени которых можно будет отдыхать. Но в реальности при перекапывании огорода, если ты не приложил системных усилий по выращиванию чего-то определенного, то вырастут просто одуванчики, лопухи и подорожники»

Роман Троценко, владелец AEON Corporation

Чего бизнес ждет от государства

Троценко считает, что нынешний кризис – хороший шанс провести «апдейт» налоговой системы, которая не менялась почти два десятилетия. В России четыре главных налога, указал он: на прибыль, добычу природных ископаемых (НДПИ), добавленную стоимость (НДС) и имущество. Первый – «нормальный» налог. НДПИ тоже адекватен, учитывая сырьевой характер российской экономики.

Но вот уже НДС при имеющемся у России положительном сальдо внешней торговли тормозит диверсификацию экономики. Получается, в выигрыше экспортеры, указал Троценко: «[Вы] премируете тех, кто занимается простой переработкой сырья». И наоборот – нагрузка по НДС ложится на плечи тех, кто пытается наладить в расчете на внутренний спрос производство сложных товаров.

Но наибольшее негодование бизнесмена вызывает налог на имущество. Его Троценко назвал неандертальским: «Такого налога нет нигде». Это налог на новое оборудование, новое имущество, на инвесторов, негодует он. И наоборот – тот, кто работает на старом, давно самортизированном оборудовании, этот налог не платит.

В целом же налоговая система должна быть настроена таким образом, чтобы власти всех уровней были заинтересованы в рентабельности бизнеса, резюмировал Троценко.

Акимов же считает кризис прекрасным временем для того, чтобы «сбросить регуляторные барьеры». Невозможно федеральными законами регулировать цифровизацию, «всю эту модель надо выкинуть», категоричен Акимов, еще недавно работавший вице-премьером российского правительства. Закон нужно оставить только рамочный, все остальное отдать либо правительству, либо бизнесу. В качестве примера он привел ситуацию с хранением посылок в отделениях связи. Сейчас их срок ограничен 30 днями. «Мы хотим, чтобы люди не бежали в отделения и не скапливались там», – сказал Акимов. Но выяснилось, что собственным решением «Почта» не может изменить этот норматив, потребовалось вмешательство правительства.

Как могут трансформироваться корпорации

Впрочем, кризис дает новые возможности для бизнеса. Очевидно, что сейчас все задаются вопросом, насколько можно сократить затраты на персонал и офисы, отметил Елинсон. Может измениться и сама корпоративная модель, выстроенная по принципу египетских пирамид. Теперь такая иерархия уже не нужна. Люди требуют быстрой, практически немедленной реакции. И современные средства коммуникации позволяют ее обеспечить.

Гурьев согласен: «Очевидно, что вертикальные связи уступают место горизонтальным». Троценко тоже уверен, что в будущем следует ожидать упрощения корпоративных процедур.

 

Источник: Ведомости

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение