НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Дань независимости

19 февраля 2021 года., Новости ВЭД

Аналитик Александр Фролов — о том, почему рубль не реагирует на рост нефтяных цен

Нефть дорожает, а рубль будто и не замечает этого — сохраняет крайне слабую позицию по отношению к доллару и евро. Наш рынок далеко не первый раз сталкивается с подобной ситуацией.


Мы переживаем не первый кризис на рынке углеводородного сырья за последние десять лет. Изначально падение цен наблюдалось в 2014-2016 годах. Мы видели, как вслед за резко дешевеющей нефтью слабел и рубль. Он достиг дна в начале 2016 года, провалившись до 82,6 рублей за доллар. На тот момент цена на чёрное золото и курс рубля к доллару и евро находились в прямой зависимости. То есть, в тот же период времени дна достигли и цены на нефть, которые проваливались ниже $30 за баррель.

Но в 2017 году от прямой зависимости курса рубля и цены на нефть решено было отказаться. И первоначально этот шаг не приводил к каким-то негативным последствиям. Собственно, с 2014 по 2017 годы нефть в рублях колебалась в относительно узком коридоре от 2700 до 3300 руб. за баррель (этот коридор, учитывая прогнозную цену на нефть и курс валют в бюджете, считается нормой и сегодня). Но уже в 2017 году чёрное золото начало устанавливать рекорды в рублёвом эквиваленте, достигнув отметки в 4000 руб. за баррель. При этом цены на сырьё восстанавливались неторопливо, а рублевый курс сохранялся на стабильно низких позициях.

Ситуация резко изменилась во втором квартале 2018 года. Нефть перешагнула отметку в $70 и устремилась к новому рубежу в $80 за баррель. Но рубль не укрепился — он резко подешевел. За несколько месяцев, пока нефть приближалась к $85 за бочку, наша национальная валюта существенно просела к американской (с 57 до 70 рублей за доллар). Цена на нефть в рублях достигла исторического рекорда – 5500 руб. за баррель.

Не в последнюю очередь это сказалось на росте налога на добычу полезных ископаемых. Безусловное благо для бюджета, но это негативно подействовало на внутренний рынок нефтепродуктов. Хотя у резкого роста цен на бензин было сразу несколько ключевых причин, ослабление рубля при дорогой нефти сыграло в этом не последнюю роль. Поэтому главы двух крупнейших на тот момент российских нефтекомпаний ставили вопрос о необходимости укрепления национальной валюты. Но, по всей видимости, это предложение не нашло сторонников. К счастью, если можно так выразиться, в октябре 2018 года цены на нефть вновь обвалились. Плюс были приняты вполне действенные меры для стабилизации российского рынка нефтепродуктов.

Цены на нефть к началу 2019 года вернулись в коридор $60-65 за баррель. А курс рубля оставался стабильно низким. Положение резко изменилось в начале второго квартала 2020 года в ходе всем известных событий. Сегодня же отчасти повторяется ситуация 2018 года. Но есть ряд нюансов.

Предыдущие падения цен на углеводородное сырьё сопровождалось ростом спроса на 1-1,5 млн баррелей в сутки за год. Сейчас он даже не достиг докризисного уровня. Кроме того, действуют квоты на добычу в рамках сделки ОПЕК+. То есть отечественные компании со второго квартала 2020 года демонстрируют относительно небольшой объём экспорта (слово «относительно» здесь ключевое). Также объём валютной выручки ограничен квотами на добычу, ведь в первую очередь нефть и нефтепродукты идут на внутренний рынок. Это, кстати, не помешало российским нефтяникам показать положительный финансовый результат по МСФО, в отличие от западных коллег.

Кроме того, текущий рост цен на нефть не выглядит стабильным. В течение прошлых месяцев цены восстанавливались по схеме «два шага вперёд — шаг назад». Взяв новую отметку, они совершали небольшой откат. И сейчас не исключено небольшое снижение котировок.

Впрочем, всё познаётся в сравнении. В середине осени прошлого года на рынке царили опасения, что вторая волна COVID-19 приведёт к новому резкому падению спроса на нефть, а с ним и к снижению цен. Но сокращения спроса в странах, которые ввели новые ограничения, были существенно скромнее, чем в апреле и мае, а Китай и вовсе наращивал спрос в годовом выражении. Иными словами, потребление нефти растёт, хотя динамика роста не очень высока.

Прошлый год доказал со всей очевидностью, что нефть не может стоить дёшево. Даже когда спрос на неё падает до многолетних минимумов. Если, как полагали некоторые эксперты, чёрное золото «всерьёз и надолго» обоснуется на отметках ниже $30 за баррель, многим крупным компаниям можно будет просто уйти с рынка. И прекратить добычу, создав дефицит. Они и без того на 20-30% сократили инвестиционные программы, из-за чего потери отрасли составили сотни невложенных в развитие миллиардов долларов.

Сейчас цены только-только приблизились к комфортному для мировой нефтегазовой отрасли коридору, который начинается на отметке в $70 за баррель. И в этих условиях, когда спрос лишь восстанавливается, и не все избыточные запасы ещё распроданы, главное не перегреть рынок. Иначе на него могут вернуться не связанные ограничениями ОПЕК+ сторонние игроки. В таких условиях не стоит ждать резкого укрепления рубля.

Доходы федерального бюджета, по данным Минфина, в прошлом году оказались третьими по величине за всю историю, уступая только доходам в 2019 и 2018 годах. Притом одни только доходы, связанные с внутренним производством, вышли на уровень суммарных доходов бюджета в 2006 году. А наполнение Фонда национального благосостояния достигло исторического рекорда — $183,36 млрд (на 1 января 2021 года). Но и нефть сегодня тревожно вышла за отметку в 4500 руб. за баррель.

Автор — Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики

 

Источник: Известия

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение