НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Дональда Трампа не допускают до санкций

09 февраля 2017 года., Новости ВЭД

Группа американских сенаторов от Республиканской и Демократической партий подготовила совместную инициативу, призванную заблокировать возможное смягчение санкций в отношении РФ. «Акт об оценке отношений с Россией» позволяет Конгрессу в каждом конкретном случае решать, давать ли президенту Дональду Трампу право отменять исполнительные указы, принятые его предшественником Бараком Обамой, без какого-либо участия законодателей. В Москве исходят из того, что с учетом настроений в Конгрессе «гипотетическое вето» Дональда Трампа на кодификацию антироссийских ограничительных мер может быть преодолено, а значит, американские санкции — это надолго. Впрочем, участники российских рынков уже адаптировались к подобным условиям и трагедии в этом не видят.


Ограничительная практика

«Акт об оценке отношений с Россией», если он будет принят Конгрессом, лишит Дональда Трампа права единолично ослаблять или вовсе отменять те из ограничительных мер в отношении РФ, которые были введены исполнительными указами Барака Обамы. Речь идет о большей части санкций, которые были наложены Вашингтоном на Москву за присоединение Крыма, конфликт на востоке Украины и, наконец, предполагаемую деятельность российских хакеров. Сейчас Дональд Трамп может отменить эти санкции без согласия законодательной ветви власти, что и беспокоит сенаторов.

Попытку перевести введенные президентом США временные санкции в отношении России в статус постоянно действующих американские законодатели предпринимали еще в декабре 2014 года, но тогда этот пункт был вычеркнут из финального варианта «Акта о поддержке свободы Украины». Теперь сенаторы намерены вновь попытаться ограничить полномочия президента. По данным телеканала CNN, в документе утверждается: если глава государства решит смягчить ограничительные меры в отношении Москвы, то должен будет подготовить для Конгресса доклад с подробным объяснением причин такого шага. После этого у законодателей будет 120 дней на то, чтобы в ходе голосования заблокировать инициативу главы государства. Позднее президент сможет повторить попытку, но в любом случае процедура смягчения санкций затянется на неопределенный срок.

Главными авторами инициативы стали сенатор-республиканец Линдси Грэм и его коллега-демократ Бен Кардин. К ним присоединились еще четыре человека — Джон Маккейн и Марко Рубио, а также Клэр Маккаскилл и Шеррод Браун. Они известны жесткой позицией в отношении Москвы. Например, господин Кардин с 2010 года был главным лоббистом наказания Москвы за смерть аудитора Сергея Магнитского, что спустя 2,5 года привело к принятию в США черного списка российских чиновников.

А в середине января господа Кардин, Рубио, Грэм и Маккейн вошли в число авторов «Акта 2017 года о противодействии враждебному поведению России». По сути, документ представлял собой десятилетнюю развернутую антироссийскую программу внешней и внутренней политики США. Говорилось в нем и о наказании структур и лиц в РФ, подозреваемых во «враждебной киберактивности» в США, и о «противодействии военной активности России», и о жестких запретах, касающихся российского топливно-энергетического комплекса. Сейчас этот законопроект ждет рассмотрения на уровне комитета по международным делам Сената США. При этом, по данным программы PredictGov, которая по специальному алгоритму оценивает вероятность принятия в США того или иного законопроекта, у «Акта 2017 года о противодействии враждебному поведению России» практически нет шансов — всего два из ста.

Оценить шансы на принятие «Акта об оценке отношений с Россией» при помощи этого алгоритма пока невозможно — по состоянию на среду полного текста законопроекта не было в базе. Соавторы «Акта об оценке отношений с Россией», однако, уверены в успехе своей инициативы. «Если возникнет реальная угроза снятия санкций при отсутствии уважения к суверенитету Украины и соблюдения условий (минских.— “Ъ”) договоренностей, то у нас наберется достаточно голосов для того, чтобы одобрить в Сенате законопроект»,— заявил Марко Рубио в эфире CNN. По его словам, составители документа рассчитывают заручиться поддержкой как минимум двух третей членов Конгресса, что позволит преодолеть вето со стороны президента.

В Москве, судя по всему, готовятся к худшему сценарию. Комментируя журналу «Индекс безопасности» инициативы американских законодателей, заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков сказал: «с учетом уровня антироссийских настроений» в Конгрессе российские власти исходят из того, что «даже гипотетическое президентское вето (на эти законопроекты.— “Ъ”) может быть преодолено».

Профессор Института международной службы в Американском университете в Вашингтоне Кит Дарден, однако, считает, что «Акт об оценке отношений с Россией» вряд ли наберет достаточно голосов, чтобы Дональд Трамп не смог заветировать его. «А Трамп ожидаемо будет блокировать все попытки ограничить его исполнительную власть, в том числе и на внешнеполитическом направлении. Для президента неприемлема мысль, что у него будет меньше свободы в реализации политики в отношении России, чем у Барака Обамы,— пояснил эксперт “Ъ”.— Не думаю также, что Сенат будет голосовать за этот законопроект. Санкции в отношении России — это не вопрос первой важности для лидера сенатского большинства Митча Макконнелла, которому нужна поддержка Трампа, чтобы добиться принятия ряда важных для республиканцев внутриполитических законодательных инициатив».

Директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта МГУ Юрий Рогулев в беседе с “Ъ” также выразил уверенность, что «даже безотносительно российского вопроса Дональд Трамп будет всячески сопротивляться инициативе Конгресса, ограничивающей его права». По его мнению, главу Белого дома вряд ли устроит и то, что «санкции в отношении России перестанут быть гибким инструментом внешней политики, проводимой исполнительной властью США».

Отметим, что, несмотря на обеспокоенность американских законодателей, 45-й президент до сих пор не сделал никаких явных шагов к отмене санкций. Наоборот, после того как на прошлой неделе Минфин США снял часть ограничений в отношении ФСБ России, Белый дом и лично Дональд Трамп всячески подчеркивали, что речь идет о сугубо технической процедуре, а не о политическом решении. А в понедельник о настроениях в администрации США рассказал Кевин Харрингтон, недавно назначенный на пост заместителя помощника президента по стратегическому планированию. Он заверил, что не знает ничего о планах смягчения санкций, добавив: при сохранении нынешней политики Москвы такое решение никак нельзя было бы назвать «умным».

«Дональд Трамп не будет ничего отменять просто так. Он считает себя хорошим переговорщиком и бизнесменом и рассматривает переговоры с точки зрения перспектив выгодной сделки с Москвой,— предполагает Юрий Рогулев.— Имеющийся в распоряжении нынешнего президента инструмент, пусть и не поддерживаемый лично им и появившийся благодаря Бараку Обаме, он будет использовать для заключения этой сделки».

Санкции вызывают привыкание

Напомним, на данный момент под американскими санкциями находятся 172 российских гражданина и 350 юридических лиц.

Значительная часть из них так или иначе связана с Крымом, из-за которого был введен первый пакет ограничительных мер. США фактически запретили любые инвестиции в экономику и развитие полуострова. Это не привело к полной изоляции региона, но де-факто создало в России ситуацию «двойной экономики»: инвесторы в Крыму вынуждены играть по иным правилам, чем в остальных регионах РФ. Так, компании, имеющие интересы за рубежом или, например, кредиты в западных банках, официально демонстрируют, что не пересекают красную линию в Керченском проливе. При этом значительная часть таких компаний так или иначе работает с Крымом — в качестве своего рода консультантов или по посредническим схемам. С другой стороны, Крым оказался открыт для компаний, и так попавших под западные санкции (например, «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга, строящий Керченский мост; «Ростех», структура которого «Технопромэкспорт» должна построить новые ТЭС в Крыму и Севастополе). Более того, для таких игроков конкуренция в Крыму значительно снижена. Крым также ограничен в возможностях получать импортное оборудование, что создает проблемы для тех же энергостроек. При этом возможности самой РФ в инвестировании в Крым ограничены лишь проблемами с бюджетными средствами, санкции этот путь получения средств не закрыли.

При сохранении антикрымских санкций на неопределенный срок такая ситуация может привести к изоляции Крыма и Севастополя, нехватке крупных инвесторов, способных реализовать масштабные проекты (в том числе инфраструктурные), и к ориентации экономики полуострова либо на господдержку и санкционные компании, либо на сравнительно небольшие инвестпроекты.

Едва ли не главный удар пришелся по нефтегазовому сектору экономики РФ. Вводя санкции против крупнейших российских нефтегазовых компаний («Роснефть», «Газпром нефть», ЛУКОЙЛ), США рассчитывали лишить Россию технологий, позволяющих осваивать сложные участки. Секторальные меры включили в себя запрет на участие в добыче нефти на шельфе. Помимо этого США и ЕС попытались ограничить финансирование нефтегазовой отрасли. Если экономическую проблему российские компании смогли решить за счет привлечения госбанков, то отказ ряда западных партнеров от дальнейшего сотрудничества может стать проблемой в перспективе. Из-за санкций были заморожены проекты геологоразведки со стороны ExxonMobil, Eni, Statoil в рамках договоренности с «Роснефтью» об освоении Арктики, Total объявила о приостановке сотрудничества с ЛУКОЙЛом по совместной разработке месторождений в Западной Сибири.

Впрочем, хотя на рынке прогнозировали падение темпов бурения и падение добычи нефти, эти показатели пока растут. К тому же правительство поручило рынку использовать санкции как главный катализатор развития собственных технологий, так что компании, которые до этого не могли конкурировать с зарубежными поставщиками, стали активно занимать рынок. При этом стало очевидно, что проекты в России иностранным компаниям нужны не меньше, чем западные технологии и опыт — российским. Сейчас, как говорил в начале февраля глава Минэнерго Александр Новак, зарубежные партнеры проявляют большой интерес к арктическим проектам в России.

Научились жить в условиях санкций и российские банки. Под санкции попали финансово-кредитные организации с госучастием и банки, чьи владельцы, по мнению Запада, входят в ближайшее окружение президента РФ Владимира Путина. 20 марта 2014 года Барак Обама ввел санкции против банка «Россия», названного «личным банком высокопоставленных должностных лиц Российской Федерации», а также против предпринимателей Аркадия и Бориса Ротенбергов, чем нанес удар по бизнесу принадлежащего им СМП-банка. Через месяц под санкции попал и сам банк. Затем черные списки расширялись несколько раз. В них, в частности, попали Газпромбанк, банки группы ВТБ, Россельхозбанк, Сбербанк, Банк Москвы, Газпромбанк, структуры Внешэкономбанка (Эксимбанк, банк «Глобэкс» и Связь-банк, МСП-банк, который в то время был на балансе у ВЭБа), Новикомбанк, а также «Яндекс.Деньги».

Снятия ограничительных мер в скором времени банкиры не ждут. «Скорее всего, не стоит ждать отмены санкций в 2017 году»,— заявил в начале года глава Сбербанка Герман Греф. Впрочем, банкиры уже адаптировались к работе в нынешних условиях. Так, в интервью “Ъ” от 12 октября 2016 года первый зампред ВТБ Юрий Соловьев отмечал, что банк работает «в спокойном режиме». «Изначально все выглядело так, как будто ударил сильный мороз! — вспоминал господин Соловьев. — У нас были случаи, когда по три-четыре недели замораживались платежи только потому, что все пытались определить, подпадают ли эти операции под санкции или нет». Однако паника постепенно улеглась, и сейчас банки работают в нормальном режиме.

 

Источник: Коммерсант

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение