НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Импортозамещение состоится, когда перестанем есть

14 июля 2017 года., Новости ВЭД

На полное импортозамещение продуктов нам нужно 10 лет или и того меньше, заявил ранее глава Минсельхоза Александр Ткачев. Эксперты отнеслись к таким прогнозам по-разному. Кто-то назвал это «шапкозакидательством», а кто-то немного увеличил сроки. Хватит ли нам когда-нибудь своих продуктов?

По словам министра, если будем идти такими же темпами по объемам прироста в денежном и в товарном плане, то мы решим вопрос импортозамещения через десять лет. А если вдруг появятся дополнительные средства, то и вовсе – через пять или максимум шесть лет. Импортозаместим все, за исключением цитрусовых, бананов и фиников, отметил он.


А зимой как?

Павел Грудинин, директор ЗАО «Совхоз имени Ленина»:

– Если мы перестанем есть вообще, тогда прогноз Ткачева сбудется. Или никого не станет на территории России, не надо будет вообще никого кормить, вот тогда и наступит полное импортозамещение, вернее, конкурентоспособность.

С нашим климатом это вообще невозможно. И дело даже не в тех фруктах и овощах, которые у нас не растут. Вот картошка: она начинает прорастать уже в апреле – при любых условиях хранения. А до нового урожая еще два месяца. Где Ткачев собирается брать картофель в этот период?

Даже самые высокоорганизованные страны постоянно импортируют сельхозпродукцию. В той же Англии я видел завод по переработке моркови. Он работает, даже когда случаются неурожаи. Работает на импортном сырье. Завод не стоит.

Абсолютно невозможно полностью обойтись без импорта. Другое дело, что продавать нужно больше, чем привозить. Есть понятие баланса. Любая страна мира ввозит и вывозит.

Ткачеву надо сначала посмотреть, сколько тракторов и комбайнов мы покупаем. И он поймет, что из-за того, что мы вообще перестали покупать сельхозтехнику, скоро ему придется самому вместе с подчиненными выходить в поле и косить. И, может быть, тогда мы достигнем 100% импортозамещения.

Чтобы конкурировать хотя бы с Белоруссией, Ткачеву надо посмотреть на данные о количестве внесенных удобрений у нас и у них. Откуда в России будет хороший урожай, если мы вносим удобрений в три раза меньше, чем белорусы?

На глупости не надо реагировать.

Статистика врет

Сергей Травкин, эксперт рынка овощной продукции, экс-аналитик Национального союза производителей плодов и овощей:

– Возможно, господин Ткачев и прав, и когда-нибудь мы сможем обеспечить себя собственными овощами. Но я очень сомневаюсь, что это произойдет в ближайшие пять лет.

Согласно стратегии, в стране должно выращиваться 70% от всего объема потребляемой сельхозпродукции. Это обеспечит продовольственную безопасность. Этой цели можно достигнуть, но прогноз Ткачева меня шокировал – это шапкозакидательство. Я объясню почему.

Прежде всего, те цифры, которые мы имеем по России в отношении плодов и овощей, являются недостоверными. В основном все сельхозпроизводители получают зарплату в конвертах, чтобы меньше платить налогов. В среднем житель села платит за продукты больше, чем горожанин, а зарплату имеет меньшего размера. Поэтому им хочется уйти от налогов. И все сельхозпроизводители занижают урожайность огурцов и томатов закрытого грунта.

Я сейчас составляю карту тепличных комплексов России и Европы. Наношу на карту тепличные комплексы, и вот что интересно: некоторых тепличных комплексов, существующих в бумагах Росстата, нет в природе и даже быть не может, судя по картам. Я их просто не нашел.

Данные Росстата – это данные из космоса. Ничего общего с реальностью они не имеют. И сам метод сбора статистических данных вызывает сомнения: Минсельхоз собирает данные сам на себя.

Говоря о наших успехах в сельском хозяйстве и планах, отмечу, что урожайность по АПК до 2020 года предусмотрена крайне низкая – до 50 килограммов с квадратного метра грунта. О какой рентабельности можно говорить при такой урожайности? Нужно собирать не менее 70 килограммов. Хотя, конечно, все зависит от типа предприятия защищенного грунта – есть ведь зимние и весенние теплицы, у них разная урожайность и разная себестоимость продукции.

Если у нас из себестоимости овощей закрытого грунта убрать все проценты по кредитам и убрать энергетическую составляющую (затраты на свет и газ), то можно получать огурцы по цене 40 рублей за килограмм. Тогда цена бы у нас выровнялась с ценами зарубежных производителей, и можно было бы считать такую продукцию полностью конкурентоспособной. Но в наших сегодняшних условиях конкурировать невозможно.

И, конечно, о полном прекращении импорта речь не идет. Человек всегда хочет употреблять более свежую продукцию, в том числе зимой. И покупатель предпочтение отдаст импортной продукции, свежевыращенной в открытом грунте в теплых странах.

Молоко на экспорт

Артем Белов, исполнительный директор «Союзмолоко»:

– Здесь есть несколько нюансов. Стратегическая задача для сектора – не заменить полностью импорт, а производить конкурентоспособную продукцию, которая сможет, с одной стороны, успешно конкурировать на внутреннем рынке и вытеснять импортные поставки, а с другой, развивать экспортные поставки.

Уже сейчас, несмотря на расхожее мнение, молочная продукция в сегменте животноводства является лидером по объемам экспорта. По итогам этого года объем экспорта составит порядка 300 миллионов долларов. В животноводческой продукции это самый большой объем.

Если говорить о более активной работе российских производителей на внутреннем рынке, то нужно понимать, что в настоящий момент доля импорта на рынке молочной продукции составляет порядка 24%.

Одним из ограничений для развития производства является дефицит сырья. В перспективе это будет основным ограничением для развития. При оптимальном сценарии в сырьевом секторе мы сможем прирастать на 2%, максимум на 3% ежегодно. При таком течении событий сможем выполнить задачи, сформулированные в доктрине продуктовой безопасности, только в течение 7-10 лет.

В целом мы можем выполнить показатели доктрины. Но если рассматривать период достижения цели, то я бы все-таки говорил о 7-10 или даже 12 годах.

Рыбы хватает, но ассортимент подкачал

Александр Фомин, эксперт рыбного рынка, экс-президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров:

– Мы ловим 4,8 миллиона тонн рыбы в год. Вывозим 1,8 миллиона тонн в год. Если перестать вывозить и направить на внутренний рынок, то тогда мы полностью закроем все нормы потребления населением рыбы по объему.

К сожалению, нельзя полностью закрыть ассортиментные потребности. Но здесь речь идет о премиальной группе: это семга, форель, сибас, дорада, устрицы различные, к которым люди привыкли, но мы их не вылавливаем. Для основной массы населения это не имеет никакого значения.

Норма Минздрава по потреблению рыбы в СССР была 20 килограммов на душу населения. Сейчас – 18-22 килограмма. Если всю рыбу, которую мы вылавливаем, отправить на внутренний рынок, то получится более 30 килограммов на душу населения. В СССР рыбы добывалось почти столько же, но населения было 350 миллионов человек, сейчас у нас численность населения 146 миллионов, поэтому мы можем закрыть все потребности полностью.

 

Источник: ИАИ ПРОВЭД

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение