НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Интеллектуальные игры таможни

29 августа 2014 года., Новости ВЭД

Не успела Федеральная таможенная служба оправиться от удара, коим стало февральское решение Высшего Арбитражного суда (ВАС) о признании недействующим Порядка действий таможенных органов при принятии мер по защите прав на объекты интеллектуальной собственности (ОИС), как ФТС снова рвётся в бой за своё любимое детище – ТРОИС: этим летом в работу запущен законопроект о внесении изменений в статьи 306 и 307 Федерального закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации». Во имя чьего же блага на этот раз хотят скорректировать правила игры в столь чувствительной для многих заинтересованных лиц сфере?


Законопроект предлагает два нововведения. Первое – из перечня гражданско-правовых способов обеспечения исполнения обязательств по возмещению имущественного вреда, который может быть причинён в связи с приостановлением выпуска товаров таможенными органами, предлагается исключить все, кроме страхования риска ответственности (статья 306 Закона). Вероятно, с точки зрения ФТС, система страхования гражданской ответственности в нашей стране уже достаточно хорошо себя зарекомендовала. Настолько хорошо, что все прочие способы обеспечения возмещения имущественного вреда бессмысленны. С другой стороны, в пользу принятия данного изменения может говорить тот факт, что на практике правообладатели и так в большинстве случаев используют как раз договор страхования ответственности.

Однако, не может не беспокоить то, что практическая реализация нормы по возмещению вреда, причинённого приостановлением выпуска, весьма далека от желаемого для пострадавшей стороны результата, – и судебная практика тому подтверждение. В Пояснительной записке к законопроекту ведомство признаётся: «Использование основных форм обеспечения обязательства, предусмотренного гражданским законодательством, не представляется возможным»...

В таком случае, вероятно, вместо видоизменения неработающей нормы стоит задуматься над тем, как заставить функционировать уже созданный механизм, чтобы пострадавшие от приостановления импортёры могли реально возмещать причинённый им ущерб.

Второе изменение касается исключения ОИС из Реестра в случае, когда в течение приостановления выпуска товаров правообладатель не обращается за защитой своих прав в суд, либо в таможенный орган с заявлением об отмене приостановлении выпуска (статья 307 Закона).

Чтобы оценить всю спорность этой поправки, стоит вкратце описать алгоритм приостановления выпуска товаров таможенными органами в связи с подозрением в контрафактности.

В случае, если таможней выявлен факт декларирования товаров, содержащих включённый в Реестр ОИС и обладающих при этом признаками контрафактных, выпуск таких товаров приостанавливается на 10 рабочих дней. С этой целью незамедлительно составляется соответствующий рапорт и утверждается у начальника таможенного органа. Затем таможня в адрес декларанта,  правообладателя, их представителей по факсу и почте (в том числе, электронной) направляет уведомления о приостановлении выпуска товаров с приложением копий документов, фотографий, описанием всех обстоятельств приостановления. На реализацию данной весьма тяжеловесной с точки зрения соблюдения всех формальностей процедуры таможенный орган тратит государственные ресурсы (работа нескольких отделов, человекочасы, факсы, бумага и т.д., и т.п.). Цель всей процедуры – максимально оперативно получить от правообладателя подтверждение либо опровержение необходимости приостановления выпуска товаров, дабы не нарушить законных прав третьих лиц. В случае же, если правообладатель игнорирует запросы и обращения, а таможня не может собственными силами установить наличие признаков контрафактности товара, то вся проделанная работы бессмысленна. Здесь резонно сделать акцент на том, что у таможенных органов есть и иные законные инструменты, которые позволяют пресекать нарушение прав ИС и без приостановления выпуска, в том числе, возбуждать административные дела, тогда как процедура приостановления изначально «заказана» правообладателем.

Примечательно, что со стороны таможни нередко слышен упрёк не только в бездействии правообладателей в связи с приостановлением выпуска товаров, но и в нежелании приезжать в суды в качестве третьей «заинтересованной» стороны. Откуда-то, стало быть, известно правообладателям, как отчаянно таможни стараются выполнить план по контрафакту, раз не считают нужным тратить свои собственные ресурсы на гражданские иски и прочие «излишние» телодвижения. Поэтому в такой ситуации исключение из Реестра - едва ли не единственная мера, способная заставить правообладателя, как минимум, внимательнее относиться к защите своих же прав.

Однако, как утверждали римские юристы, доказывание возлагается на того, кто утверждает, а не на того, кто отрицает. В пояснительной записке в качестве «доказательства» необходимости изменения статьи 307 указано следующее: «В случае непринятия правообладателем мер <…> правообладатель несет двойную ответственность: заинтересованным лицам возмещается имущественный вред, и объект интеллектуальной собственности исключается из таможенного реестра»...

С точки зрения здравого смысла подобная аргументация может показаться убедительной, только если мы:

а) мало разбираемся в  этом вопросе и б) мы – правообладатель.

В остальных случаях очевидна неправильная постановка вопроса, так как ответственность эта, если и двойная, то не дублирующая, а лежащая совсем в другой плоскости, – в плоскости соблюдения установленных процедур. В одном случае правообладатель должен нести ответственность перед импортёром, в другом – перед государством за «ложный вызов», ибо аналогия хоть и примитивная, но применимая: если сигнализация сработала, а «отбой» до выезда охранной бригады не дан, потребитель услуги платит неустойку.

Таможенному ведомству должно быть не хуже иных известно, что любое использование государственного ресурса необходимо жёстко ограничивать, дабы строго соблюдался баланс публичного и частного интереса, а также исключалось любое возможное злоупотребление правом. Адекватные меры – это элемент той самой системы сдержек и противовесов, которая положена в основу правового государства. А после подобных нововведений хочется спросить, что же будет следующим: право правообладателя самому решать, на сколько дней стоит приостановить выпуск без ограничения предельного срока? Из таких предположений и складывается мнение о ТРОИС как о весьма коррупционном явлении.

Но ответы на возникающие вопросы, видимо, будут даны совсем скоро: в следующем месяце ожидается второе чтение, когда защитникам законопроекта и его противникам представится возможность высказать все соображения на сей счёт.

Автор: Александра Максимова

Источник: Информационно-аналитическое издание "ПРОВЭД"


Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение