НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Льготные пошлины поощряют нелегальный реэкспорт?

07 сентября 2017 года., Новости ВЭД

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) продолжает распределение квот между странами ЕАЭС на импортную продукцию, в том числе сельскохозяйственную, поступающую из дальнего и ближнего зарубежья. Главными, притом взаимосвязанными критериями распределения этих квот являются ёмкость национального внутреннего рынка/потребления какой-либо продукции и уровень национальных ввозных пошлин. Но в этом уровне сохраняются нестыковки ввиду неодинаковых – в сфере этих пошлин – условий участия Казахстана, Киргизии и Армении в ВТО. Импортные пошлины этих стран минимум на 10% ниже средних ставок Единого таможенного тарифа (ЕТТ) ЕАЭС.


В то же самое время в ЕАЭС применяются пониженные ввозные пошлины на ряд продовольственных и других товаров массового спроса. Такая диспропорция способствует значительным объемам полу- и нелегального реэкспорта дальнезарубежных товаров и услуг с территории Киргизии и Казахстана (в меньшей степени – Армении) в РФ и частично в Белоруссию. По имеющимся оценкам, объемы таких поставок в РФ за 2014 г. – первое полугодие 2017 г. возросли почти наполовину. Причем не менее 40% этих объемов приходится на сельзхозсырье и готовое продовольствие, около 35% – на широкий ассортимент текстильной продукции. Оно и понятно: совокупный объем спроса/предложения на российском рынке превышает 60% в данном показателе по всему ЕАЭС – ввиду географических размеров и потребительской ёмкости российского рынка.

Тем не менее ЕЭК, согласно уставным документам Евразийского союза, распределяет квоты на ввозимую в ЕАЭС продукцию согласно вышеупомянутым критериям. Так, РФ и Белоруссия со второй половины августа с.г. стали обладателями квот на поставку из Вьетнама в течение следующего года длиннозерного риса (вида, пользующегося наибольшим спросом). Беларусь получит 961 тонну, Россия – 9039 тонн.

Напомним в этой связи, что по соглашению о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Вьетнамом (действует с октября 2016 г.) в страны Союза ежегодно может поставляться беспошлинно 10 тыс. тонн риса. А за продукт, ввезенный сверх квоты, введена ставка в 10% от действующей в ЕАЭС «рисовой» ввозной пошлины (не меньше 0,03 евро за 1 кг).

По разъяснительной информации ЕЭК, «в настоящее время Казахстан и Киргизия полностью покрывают свои потребности в рисе. Поэтому квота будет распределена между Беларусью и Россией». В Армению поставки риса в 2018 г. будут тоже осуществляться «по нулевой пошлине в связи с действием переходных (в сфере экспортно-импортных пошлин. – Ред.) положений, согласованных при присоединении страны к ЕАЭС».

По ряду экспертных оценок, ввиду участия Вьетнама в ЗСТ не только с ЕАЭС, но также с КНР и блоком АСЕАН (в котором участвует и Вьетнам) в регион Евразийского союза может поступать (через Казахстан и/или Киргизию) тот же рис из Китая и других асеановских стран. В объемах, естественно, не оговоренных в рамках свободной торговой зоны Ханоя с ЕАЭС ввиду сравнительно низких ввозных пошлин в этих странах, с одной стороны. А с другой - в связи с традиционным переизбытком той же продукции во многих странах АСЕАН и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР, сопредельном с Казахстаном и Киргизией.

В какой мере сбудутся эти прогнозы, покажет, скорее всего, уже первое полугодие 2018-го. Между тем совокупный потенциал в Казахстане и Киргизии по этой продукции, в случае его комплексного освоения, способен минимум на 80% обеспечить суммарный спрос РФ, Белоруссии и Армении на длиннозерный рис. В Казахстане растет и собственное производство этой культуры. Только за последние годы в Казахстанском НИИ рисоводства имени Ибрая Жахаева вывели более 20 высокопродуктивных и одновременно засухоустойчивых сортов длиннозерного риса. Потенциальная урожайность данных сортов – рекордная для экс-СССР: до 90 ц/га. А их широкомасштабное внедрение в стране, намеченное в ближайшие три-четыре года, сориентировано в основном на экспорт этой продукции.

Рис – это, конечно, частность. Но по нему хорошо видна общая картина. С учетом упомянутых факторов наверняка придется скорректировать объемы импорта из стран вне ЕАЭС ввиду вполне возможного «коллективного» импортозамещения по рису в ЕАЭС-регионе на уровне, по предварительным оценкам, в 80-90%. Скорее всего, схожие вопросы возникнут на экономическом поле Союза и с другой продукцией массового потребления, ввозимой, прежде всего, из стран-участниц зон свободной торговли с ЕАЭС.

Кроме того, коллегия ЕЭК также распределила на будущий год квоты на ввозимую мясную продукцию по сниженной пошлине. Так как в Армении ставки ввозных пошлин на эти товары ниже, чем предусмотрено в ЕТТ, квоты эти, по информации ЕЭК, «были распределены между четырьмя странами союза в соответствии с их предложениями».

Так, Белоруссия получит 20 тыс. тонн свинины, 10 тыс. тонн мяса кур и 900 тонн мяса индейки. В Киргизию будет направлено 3,5 тыс. тонн говядины, 3,5 тыс. тонн свинины, 58 тыс. тонн мяса птицы. Казахстану предназначены 21 тыс. тонн говядины, 140 тыс. тонн мяса птицы. А России – 570 тыс. тонн говядины, 430 тыс. тонн свинины и 364 тыс. тонн мяса домашней птицы (примерно с одинаковыми долями по видам этого мяса).

Такие пропорции обусловлены динамикой спроса/предложения данных товаров на внутренних рынках данных стран. Скажем, сохраняющийся высоким рост производства мяса домашней птицы в Белоруссии с учетом преобладания свинины во внутреннем «мясном» производстве и потреблении отражаются в сравнительной низкой для Минска квоте по мясу домашней птицы. Поставки же 20 тыс. т свинины связаны в основном с крупными объемами ее белорусского экспорта в другие страны экс-СССР, особенно в Россию: минимум 15% объема производства свинины в РБ поставляется в РФ.

В то же время рост спроса на мясо домашней птицы в Киргизии пока не сопровождается ростом ее производства, с чем и связан высокий объем квоты по этому продукту для Бишкека; по другим видам мясопродуктов внутренний спрос в стране обеспечивается собственным производством. В Казахстане же производство говядины не полностью обеспечивает внутренний спрос; больший объем неудовлетворенного спроса там опять-таки по мясу домашней птицы (это факторы тоже отражаются в означенных квотах). 

Что касается российских квот, то для рынка РФ, повторим, характерны крупнейшие в ЕАЭС объемы потребительского спроса, в том числе на мясную продукцию. Это, естественно, первичный фактор столь высоких ввозных квот. В то же время в связи с политикой продовольственного импортозамещения, проводимой в РФ с 2014 г., внутреннее производство свинины в стране растет пока с опережением, в сравнении с производством говядины (что во многом обусловлено низкой – не более 15% – долей мясного поголовья в общем КРС-поголовье; например, в Белоруссии эта планка – около 20%). А возможное замедление высоких за последние 5 лет темпов роста производства домашней птицы, обусловленное стабилизацией внутреннего потребления птичьего мяса, «страхуется» сравнительно высокой ввозной квотой по этом продукту.

Словом, упомянутые импортные квоты объективно отражают динамику спроса-предложения обозначенной продукции в регионе ЕАЭС. Но главный вопрос по-прежнему остается нерешенным, он состоит в том, чтобы – повторим ещё раз – добиться синхронизации (или хотя бы максимального взаимосближения) импортных пошлин в рамках Союза. Это, в свою очередь, позволит если не устранить, то по крайней мере существенно сократить полу- и нелегальный реэкспорт дальнезарубежной продукции из одной страны ЕАЭС в другую.

 

 

Источник: Ритм Евразии

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение