НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

О чем говорил Булавин с участниками ВЭД в Филях

02 июня 2017 года., Новости ВЭД

31 мая Федеральная таможенная служба провела уникальное по своему формату мероприятие – состоялось открытое обсуждение правоприменительной практики таможенных органов в I квартале 2017 года. Собранием руководил сам глава ФТС Владимир Булавин, а к участию были приглашены все желающие участники ВЭД и журналисты. ПРОВЭД тоже посетил знаменательное событие и рассказывает, о чем между выступлениями спикеров говорил руководитель ФТС.


О таможенном кодексе ЕАЭС

− В таможенном кодексе ЕАЭС заложен приоритет электронного декларирования, отменена необходимость подачи вместе с таможенной декларации документов, на основании которых она заполняется. Кодексом предусмотрено применение автоматической регистрации декларации и автоматического выпуска товаров. Установлено сокращение срока выпуска товаров до четырех часов и использование механизма «единого окна», в чем особенно заинтересован у нас бизнес, который работает в морских портах.

Также предусмотрено представление предварительной информации о прибытии товаров в виде электронного документа. Ещё один важный момент – принципиальное изменение института уполномоченных экономических операторов. Одновременно со вступлением таможенного кодекса ЕАЭС должен вступить в силу и новый федеральный закон «О таможенном регулировании в Российской Федерации», который сопрягает положения кодекса и нашего национального законодательства.

Проект федерального закона мы уже направили в Министерство финансов. Федеральная таможенная служба продолжит активно участвовать в работе по совершенствованию российского законодательства в таможенной сфере. Для успешного выполнения комплексной программы, эффективного применения права ЕАЭС и законодательства Российской Федерации в области таможенного дела необходимо создать такие условия ведения внешней торговли, при которых нарушение таможенного законодательства станет невыгодным для субъектов предпринимательской деятельности. Реализация поставленных задач невозможна без активного диалога Федеральной таможенной службы и бизнес-сообщества.

О системе управления рисков

− Риск-ориентированный подход внедрен Федеральной таможенной службой несколько лет назад и успешно применяется. Это позволило нам в целом по 2016 году осуществлять фактический контроль только по 1,1% партий для безрисковых поставок и по 2,8% товарных партий от всего декларационного массива.

Я считаю, что система управления рисками доказала свою надежность и эффективность. И, конечно, мы в последнее время активно занимаемся её усовершенствованием. В частности, − участники ВЭД, наверно, знают, − с 17 апреля мы перешли на трехуровневое категорирование участников внешнеэкономической деятельности, что позволило нам существенно добавить белый сектор, сектор с минимальными рисками. У нас ещё есть конкретные предложения по расширению белого сектора, и мы к этому будем стремиться. Таможенная сфера – это сфера с двусторонним движением. Мы свои определенные шаги навстречу бизнесу сделали и ждём соответствующих шагов навстречу нам со стороны бизнеса.

О проблемах, с которыми пришли участники ВЭД

Махненко Роман, ЗАО «Тандер»:

− Не всегда таможенные органы в спорах с участниками ВЭД бывают правы. Соответственно, накапливается определенная судебная практика, которая, в том числе, обобщается Верховным судом Российской Федерации. Для контрольно-надзорной деятельности насколько будет учитываться при формировании в том числе профилей рисков и всех основных сведений та практика, которая складывается? Не будут ли при повторяющихся, однотипных случаях в отношении участника ВЭД проводиться одни и те же проверки, невзирая на ранее сложившуюся практику, в том числе либо в отношении товара, либо в отношении конкретного участника?

Владимир Булавин:

− К большому сожалению, в нашей большой стране судебная практика неоднообразна. Если взять в целом по Российской Федерации, то у нас 50 на 50. А если мы возьмем Дальний Восток, прежде всего Владивосток и Находку, то, к большому сожалению для Федеральной таможенной службы, практически более 95% судебных решений принимается не в пользу ФТС. Поэтому говорить о том, что она везде одинаковая… Мы, конечно, учитываем ту информацию, которая нарабатывается Верховным судом Российской Федерации – вы, наверное, знаете, что по этой проблеме в свое время состоялся Пленум Верховного суда и после Пленума ситуация в целом по стране поменялась. Я сейчас могу ошибаться в процентах, но, как я сказал, ситуация выглядит как 50 на 50. Естественно, какие-то ошибки бывают и со стороны Федеральной таможенной службы, это следует признать. Мы в своей практической деятельности, в том числе по нашей работе в направлении повышения эффективности системы управлении рисками, это учитываем.

Бобровский Петр, Ассоциация производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены:

− У нас есть несколько сообщений от компаний, входящих в ассоциацию, что после таможенного оформления образцов, которые ввозятся для проведения тестирования и т.д., органы ФТС стали требовать предоставления регистрационных документов. Хотя по законодательству ЕАЭС такие документы не требуются. Таможенные органы ссылаются на некое внутреннее письмо, запрашивая свидетельство о государственной регистрации и другие документы, в противном случае – начисление штрафов. Мы не нашли никаких изменений в законодательстве по этому вопросу. Хотелось бы понять, это изменение произошло или это какая-то новая практика в рамках СУР?

Владимир Булавин:

− К большому сожалению, не сталкивался с подобными случаями. Сейчас мы послушаем специалиста. Валерий Иванович.

Валерий Селезнев, начальник Главного управления таможенного контроля после выпуска товаров:

− Соответствующих требований у Федеральной таможенной службы нет, не было. И инициативы от других федеральных органов исполнительной власти к нам не поступало.

− Если есть конкретные факты, вы нам их предоставьте, − предложил Владимир Булавин.

Ершов Владимир, ООО «СВ-ТРАНСЭКСПО», член Экспертно-консультативного совета ФТС:

− У меня вопрос по формированию практики относительно таможенного представителя. Конкретная ситуация. Таможенный представитель получил все необходимые документы от импортера, декларанта, заявляет таможенный код. Московская областная таможня не проводит соответствующую проверку на момент таможенного выпуска, а на постконтроле выявляет нарушение. Выставляется требование таможенному представителю и декларанту. У декларанта денег нет. И требование автоматически – 35 млн рублей – переносится на таможенного представителя. Что дальше? Таможня выявляет уголовную часть относительно работы декларанта, оказывается, что он представил фальшивые документы. И уже есть два заседания суда. Неоднократные заявления в адрес ЦТУ и ФТС не дали положительного результата, чтобы вернуть таможенному представителю 35 млн рублей. Надо сказать, за работу таможенный представитель получил 22 тыс. рублей. Таможня выявила, кто автор безобразия. Но ни один таможенный начальник не берет на себя смелость взять ответственность и перечислить 35 млн на счета таможенного представителя, справедливо решить вопрос. Солидарная ответственность в уголовном деле – этого не может быть. Владимир Иванович, кроме вас – а вы обладаете всей полнотой власти и силы в таможне…

− Давайте мы по вашему конкретному случаю разберемся отдельно и предоставим вам ответ, − пообещал Владимир Булавин.

 

Источник: ИАИ ПРОВЭД

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение