НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ШОС без Ирана неполноценен

02 мая 2017 года., Новости ВЭД

Путь Ирана в Шанхайскую организацию сотрудничества крайне тернист. Одна из самых авторитетных стран Азии не могла вступить в организацию из-за введенных ООН санкций. Между тем Шанхайская шестерка, которая летом этого года трансформируется в восьмерку за счет Индии и Пакистана, не может стать полноценной и геополитически завершенной организацией без Ирана.


А «Баба-яга» против

Заявку на получение членства в ШОС Багдад подал еще в 2008 г. Тем не менее на 15-м саммите ШОС в Ташкенте, где была начата процедура приема в организацию Индии и Пакистана,  вопрос по Ирану был отложен. И если Индия и Пакистан смогут стать полноправными членами уже летом этого года на саммите в Астане, то Ирану даже при самом благоприятном стечении обстоятельств удастся присоединиться к шанхайскому клубу лишь в 2018 г.

Казалось бы, после урегулирования проблем с иранской ядерной программой и снятия санкций последние формальные основания для отказа включить эту страну в состав организации ликвидированы. Тем не менее  на заседании Совета глав МИД ШОС, недавно прошедшем в Казахстане, против вступления Ирана неожиданно выступил Таджикистан. Основание просто смешное: Тегеран  укрыл у себя одного из таджикских исламистских оппозиционных лидеров. К сожалению, подобные ситуации, когда сиюминутные интересы превалируют над стратегическими, в евразийских структурах, построенных на принципе консенсуса, не редки.

Хотя Таджикистан в первую очередь должен был бы быть заинтересован в привлечении Ирана к ШОС. Как отмечает заведующий отделом Центральной и Южной Азии Института языка, литературы, востоковедения и письменного наследия им. Рудаки Академии наук РТ М. Олимов, «если в перспективе Иран и Афганистан станут членами ШОС, то образуется группа фарсиязычных стран», что, в свою очередь, резко повысит и роль Таджикистана в ШОС. Крайне важны для страны и совместные с Ираном проекты по строительству водно-энергетических коридоров, а также транспортных артерий. Речь идет, в частности, о железной дороге Китай – Кыргызстан – Таджикистан – Афганистан – Иран, которая позволит Душанбе выйти из транспортной блокады, которую иногда устраивают узбекские соседи, и связать северные и южные районы страны.

Среди наиболее крупных проектов Ирана в Таджикистане также необходимо отметить гидроэлектростанцию «Сангтуда-2», в которую он вложил 220 млн. долл., и строительство Анзобского тоннеля на сумму 30 млн. долларов, соединяющего Душанбе с северной частью республики. Также в перспективе Ираном планируется строительство крупной Айнинской ГЭС на реке Зарафшан мощностью 150 МВт, создание 500-киловольтных линий электропередач из Таджикистана через Афганистан в Иран и Пакистан, а также строительство автомобильной и железной дороги Колхозабад – Нижний Пяндж – Кундуз – Мазари-Шариф – Герат – Мешхед.

За годы независимости между странами подписано более 100 межгосударственных документов. На сегодняшний день более 200 иранских предприятий осуществляют свою деятельность в РТ. Грантовая помощь Ирана с 2002 по 2014 г. составляет 33.2 млн. долл.

А о важности для Таджикистана стабильности в Афганистане, в обеспечении которой Багдад играет огромную роль, и говорить не приходится.

Выгодный партнер

Экономически Иран важен не только для Таджикистана и государств Центральной Азии. Географически 80-миллионный Иран – самое близкое к границам России и Центральной Азии государство, имеющее колоссальные энергетические ресурсы, развитую индустрию и стабильную политическую систему. Доказанные запасы нефти составляют около 134 млрд. баррелей и составляют 10% мировых запасов.

Соответственно, без Ирана невозможно создание и полноценное функционирование Энергетического клуба ШОС, который начал свою деятельность в 2013 г. по инициативе России и Китая. Связывая крупнейших экспортеров энергоресурсов (РФ, Казахстан, Иран) и импортеров (Китай, Индия), энергетический клуб станет самодостаточным. Это позволит, наконец, сформировать «газовый ОПЕК», что убережет участников ШОС от энергетического шантажа и обеспечит защиту их интересов.

Являясь высокоразвитой страной, Иран играет важную роль и в технологическом развитии региона. Например, принятая в начале этого года программа по развитию отношений и расширению торговли между ИРИ и КНР, рассчитанная на 25 лет, призвана привести к увеличению товарооборота между двумя странами уже за 10 лет до 600 млрд. долл. Намечены 17 совместных проектов, в том числе в области строительства железных дорог и автомагистралей, а также металлургии, автомобилестроения, электроэнергетики, инжиниринга, высоких технологий, горнодобывающей отрасли.

Во время визита президента Исламской Республики Иран Х. Роухани в Москву 27-28 марта 2017 г. между двумя странами подписано 15 договоров о сотрудничестве. Как отметил президент РФ В. Путин, «выделены государственные кредиты на общую сумму 2,2 миллиарда евро под финансирование строительства теплоэлектростанции «Сирик» на берегу Персидского залива и электрификации железных дорог на севере Ирана. Видим хороший потенциал для расширения взаимодействия в нефтегазовом секторе. Ведущими российскими компаниями достигнут ряд важных договоренностей по освоению крупных месторождений углеводородов в Иране». Багдад заинтересован также в строительстве атомных станций, приобретении российских авиалайнеров, продукции машиностроения.

Особое внимание обращает на себя трехсторонний иранско-российско-азербайджанский проект по созданию транспортного коридора «Север–Юг», который свяжет Европу с Персидским заливом и огромными рынками  Азии.

Для стран же Центральной Азии Иран является инвестором и выгодным партнером. Так, во время центральноазиатского турне Х. Роухани, с Казахстаном было подписано договоров на общую сумму 1 млрд. долл., президенты Ирана и Кыргызстана впервые подписали «Программу долгосрочного сотрудничества между Кыргызстаном и Ираном на 2016-2026 годы». Области будущего взаимодействия – транзит и логистика, прямые авиарейсы, зерновые и контейнерные терминалы,  банковские проекты, геологоразведка, гидроэнергетика, сельское хозяйство.

Гарант безопасности

Сложно переоценить роль Ирана и в качестве гаранта стабильности и безопасности на евразийском пространстве. Помимо России, он является единственной страной, которая принимает прямое участие в разгроме ДАИШ и других международных террористов. Представители движения «Хезболла», иранские войска и подразделения «Стражей исламской революции» принимают участие в освобождении Сирии от спонсируемых Западом террористических группировок.

Кроме того, на авиабазе «Ноджи» создана полноценная военная инфраструктура ВКС России для борьбы с ИГИЛ. На иранском объекте размещены российские ракетно-зенитные комплексы С-400, покрывающие почти всю территорию Сирии, Ирака и значительную часть Ирана. Во многом благодаря усилиям и взвешенной политике официального Багдада действует астанинский формат межсирийских переговоров, в результате которого к режиму прекращения огня присоединились тысячи населенных пунктов.

По мнению экс-посла Афганистана в Казахстане и Кыргызстане, бывшего генерального директора Центра стратегических исследовании при МИД Афганистана, директора Центра исследований Афганистана в Германии А. Арианфара, «широкомасштабная операция в Сирии нереальна, потому что это региональный конфликт. И присутствие там россиян и иранцев сдерживает американцев от большой войны… если все же Россия и Иран уйдут из Сирии, во что я, конечно, не верю, то военные действия развернутся в Ираке и Афганистане, и из Сирии в эти регионы будут переброшены десятки тысяч исламских фундаменталистов и экстремистов».

Не менее продуктивна роль Ирана и в стабилизации Афганистана. Как отметили президенты РФ и Ирана в совместном заявлении, «стороны приветствуют запуск Московского диалога по поиску путей содействия мирному урегулированию в Афганистане и активизации процесса национального примирения в этом государстве».

Кроме того, огромные усилия Иран прилагает для борьбы с афганским наркотрафиком. Начиная с 2003 г. он тратит на борьбу с потоком афганских опиатов около 50 млн. долл. в год. Для прикрытия границы с Афганистаном Тегеран вынужден содержать в постоянной боевой готовности около 50 тыс. военнослужащих, пограничников и сотрудников подразделений Корпуса стражей исламской революции. За последние десять лет было израсходовано около 7 млрд. долл. Но усилия окупились сторицей. Ирану удалось поднять показатель изъятия наркотиков до 33%, и на долю этой страны приходится 80% опиума и 40% морфина, изымаемых во всем мире.

Геополитический перекресток

Геополитическое положение Ирана для ШОС поистине уникально. Во-первых, членство Ирана - это контроль организации над Персидским заливом и огромными пространствами от Южно-Китайского моря до Ормузского пролива и от Таймыра до Шри-Ланки. Иран – это выход одновременно на Ближний Восток, Закавказье и Афганистан, который окажется в кругу стран - членов ШОС.

Это будет иметь огромный стабилизирующий эффект на все евразийское пространство. Независимая внешняя политика Ирана станет отличным подспорьем для усилий России и Китая по прекращению локальных конфликтов, подавлению терроризма, преодолению бедности и снижению возможностей геополитических противников в их стремлении взорвать Евразию изнутри.

Недаром сближение России и Ирана вызывает крайне нервную реакцию в Вашингтоне, который готов возобновить антииранские санкции, чтобы воспрепятствовать вступлению этой страны в ШОС. Не гнушаются США и клеветой в адрес Москвы и Багдада по поводу мифической поддержки талибов в Афганистане. Об истинных мотивах военного присутствия в Афганистане совершенно откровенно выразился министр обороны США Джеймс Мэттис,заявивший во время визита в Кабул, что «нам придется вступить в конфронтацию с Россией там, где ее действия являются нарушением международного права». Несложно догадаться, что территория Афганистана будет использована как плацдарм для дестабилизации и поддержки терроризма в Центральной Азии.

Заинтересованность Баку в строительстве коридора «Север–Юг» и Еревана в создании зоны свободной торговли на границе с Ираном уже позитивно влияют на процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта, стабилизируя Каспийский регион.

Во-вторых, присоединение Ирана придаст ШОС совершенно новое международное измерение. Организация будет объединять в этом случае свыше 60% территории Евразии, примерно 45% населения планеты, её государствами - участниками будет производиться более 19% мирового ВВП. В военном отношении ШОС сравняется, если не превзойдет, по военной мощи НАТО.

В-третьих, как подчеркивает директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО(У) МИД России А. Лукин, «многосторонние проекты ШОС смогут быть гораздо шире и привлекать новых участников, у которых имеются собственные весьма широкие экономические интересы и планы. Например, у Индии – свои экономические отношения с КНР и Россией и давние исторические связи с Афганистаном (наблюдатель ШОС) и Центральной Азией. Иран является ключевым энергетическим партнером как России, так и Китая. Таким образом, через расширение экономического сотрудничества в ШОС получит собственную программу, отличную от взаимодействия России и Китая в Центральной Азии».

Исходя из этого, вопрос должен заключаться не в том, принимать ли Иран в ШОС, а как быстрее принять его в эту организацию.

 

Источник: Ритм Евразии

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение