НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

США убили Транстихоокеанское партнерство – или наоборот?

30 января 2017 года., Новости ВЭД

Одним из первых шагов, сделанных Дональдом Трампом после избрания его президентом Соединенных Штатов, стало подписания указа о выходе США из Транстихоокеанского партнерства (ТТП). И тут же во многих СМИ появились заголовки о том, что, мол, все – США убили ТТП.


Но, возможно, все выглядит не просто иначе, а наоборот? Что, если данное решение, принятое при явной поддержке Конгресса, нанесет Соединенным Штатам ущерба куда больше, чем принесет разных профитов? Ведь это не так уж невероятно, как кажется на первый взгляд.

 Как и любое грандиозное соглашение (политическое ли, экономическое), ТТП имело свои объективные предпосылки. Экономическое развитие Восточной Азии, вкупе с американским присутствием, военным и экономическим, в Тихоокеанском регионе, сделали неизбежным формирование в этой части планеты глобального рынка – в том или ином виде. Также объективно-неизбежным фактом является то, что подобный рынок не может формироваться из множества мелких составных частей. Центром притяжения должна стать как минимум одна крупная экономика (а лучше – букет из нескольких национальных экономик), к которому прилипнет множество игроков классом пожиже. В роли такого центра могут выступить либо Соединенные Штаты, либо Китай – других вариантов нет.

А дальше возникает неизбежный вопрос: а стоило ли становиться тем же США тихоокеанским локомотивом глобализации? И нынешний американский президент, и большинство его избирателей полагают, что нет. И у них для этого есть довольно весомые аргументы. Так, по данным Института экономической политики, США уже очень много потеряли от экономической интеграции со странами, вошедшими в ТТП. Результатом ее стал дефицит в торговле в размере 177,9 млрд долларов, сокращение примерно 2 млн рабочих мест в Соединенных Штатах, и уменьшение американского ВВП в 2015 году на 284,6 млрд долларов. Характерно, что примерно 1 млн рабочих мест был потерян в производственном секторе.

Так что, когда Трамп говорит о том, что Китай и иже с ним отбирают у американцев рабочие места, он говорит правду. Особенно актуальную для его избирателей – ведь большинство штатов, более всего пострадавших от исчезновения вышеупомянутого 1 млн рабочих мест, расположены в центральной части США. И это те штаты, чья позиция во многом оказалась решающей на последних президентских выборах.

Однако у этой правды есть дополнение – не менее правдивое. Согласно данным Института международной экономики Питерсона, вступление США в ТТП увеличило бы суммарный доход американцев на 131 млрд (0,5% ВВП). При этом лишь 15% рабочих мест в Соединенных Штатах, по данным Центра деловых и экономических исследований Государственного университета Болл, сократились из-за глобализации и международного разделения труда, в то время как 85% сокращений явились следствием автоматизации производства.

Наконец, заявление предыдущего американского президента, Барака Обамы, о том, что США прочно связаны с зарубежными рынками, и потому не могут ни отказаться от экономической интеграции в тихоокеанском регионе, ни позволить Китаю писать правила этой интеграции в одиночку, вполне справедливо.

Самое же забавное, что логического противоречия между всеми приведенными цифрами, фактами, заявлениями и позициями, нет. Американцы действительно получают все бонусы, о которых идет речь, от международного разделения труда, и получают к ним в пакете все проблемы, о которых также не раз и не два было сказано. Просто, как и всегда в этом мире, речь идет о разных американцах.

Опыт ВТО наглядно показал: снятие таможенных и прочих барьеров неизбежно – и подчас очень радикально, а иногда травматически – меняет национальную экономику. Те отрасли, которые на мировом рынке более конкурентоспособны, начинают очень быстро и очень интенсивно развиваться. Но те, чья конкурентоспособность невелика, также быстро отмирают.

То есть, если вы лучше всех в мире (или регионе) делаете компьютеры – то ваши компьютеры станут делаться и продаваться во много раз успешнее. Если лучше всех продавали помидоры – то тоже самое будет с помидорами. Или рисом, или сухогрузами. Но вот про разведение помидоров тем, у кого получается в компьютеры, а не в помидоры, придется забыть. Равно как и тем, у кого получается в помидоры, не стоит даже мечтать ни про компьютеры, ни про сухогрузы. Это и есть та цена, которую приходится платить за глобальный рынок и доступ к нему.

Причем платят ее все. Япония, по мнению доктора экономических наук Николая Школяра, от вступления в ТТП может получить снижение производства продовольственных товаров на 40%. То есть для японского сельского хозяйства это будет колоссальный удар. Однако автопром, производство электроники и обрабатывающая промышленность ощутимо выиграют. И японское правительство готово пойти на такой размен. А главный секретарь японского Кабмина Есихидэ Суга даже заявил, что Япония постарается убедить США пересмотреть свое решение и все-таки вступить в ТТП – настолько им это важно.

Заявления Трампа о том, что выход из ТТП и протекционистская политика защищают американских рабочих и сохраняют рабочие места в США – правдивы. Вопрос лишь в том, что это за рабочие места. Сохраняются и консервируются не самые перспективные сегменты экономики, которые в стратегической перспективе все равно обречены на тотальную перестройку – вследствие научно-технического прогресса. В то время как наиболее современные отрасли и, само собой, финансовый сектор не смогут полноценно играть на одном из самых перспективных глобальных рынков.

А кроме того, природа не терпит пустоты. И то место, которое сейчас освобождают США, неизбежно займет КНР. Выдержать конкуренцию с Вашингтоном Пекину было весьма сложно – во многом, по политическим причинам (ибо отношение к КНР в регионе весьма настороженное). Но своим уходом Соединенные Штаты толкают своих же партнеров и многолетних союзников в объятия Китая. Показательно, что Австралия и Новая Зеландия уже заявили о возможности вступления КНР в ТТП.

Надо отдать должное новому президенту США: он выполняет обещания (хотя бы некоторые). Тот курс, который он обозначил еще в период предвыборной кампании и который в экспертном сообществе получил название неоизоляционистского, он проводит последовательно, и выход из ТТП – тому подтверждение. Несомненно, также, что в тактической перспективе США выиграют что-то от этого решения – и в смысле сохранения рабочих мест, и возрождения собственного индустриального производства. Однако в стратегической перспективе Соединенные Штаты рискуют как потерять позиции на тихоокеанском рынке (который является одним из самых перспективных на планете), так и, в значительной степени, утратить политическое лидерство в регионе. По крайней мере, если неоизоляционистский курс будет продолжен. И потери, которые США в итоге понесут, могут существенно перекрыть тактические выгоды.

Впрочем, нельзя также исключать и иной вариант: отказавшись от ТТП, новая Администрация США предложит свою модель тихоокеанской экономической интеграции. А то, что произошло с ТТП, является лишь элементом политического торга.

 

Источник: ИАИ ПРОВЭД

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение