НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Верным путём идёт ФТС, но сильно хромает

02 декабря 2016 года., Новости ВЭД

Процессы реформирования таможенной сферы с приходом нового руководства приостановились. Новых людей вокруг Булавина, как и новых идей, пока нет, а старый менеджмент, по нашим ощущениям, как-то приуныл. И есть от чего. Последние годы таможню беспорядочно лихорадило, а вместе с ней синхронно подпрыгивал и бизнес. Эксперименты над участниками ВЭД приобрели характер перманентности, что с годами выработало у них устойчивый иммунитет.


Забытая всеми Концепция развития таможенных органов Российской Федерации, утвержденная правительством России в далеком 2005 году, размазалась по мелким, хотя и важным, составляющим, но не решила главной задачи - перейти от тотального таможенного контроля товаров к контролю информации об этих товарах. Товары до выпуска в обращение по-прежнему играют роль залога перед таможенными органами. Толковый механизм «единого окна» при осуществлении внешнеэкономических операций так и не создан, электронное декларирование так и не исключило использования бумажных документов, а система управления рисками так и не вышла из стадии подросткового созревания. Главный принцип Концепции – таможенный контроль в виде сервиса - не реализован, таможня так и осталась сложной, бюрократической, неповоротливой структурой.   

Пару лет спустя деятелям из таможенного ведомства пришла в голову утопическая идея переноса таможенного оформления в места, приближенные к государственной границе. Добиться финансового сопровождения этого проекта ФТС так и не удалось. В итоге запланированного массового переселения таможенных специалистов в приграничные районы не случилось, зато развитие складской инфраструктуры оказало благотворное влияние на благосостояние РОСТЭКа и причастных к его верхушке лиц. Участники ВЭД поволновались, но в итоге так и оформляются там, где были.

Провал этой концепции и взрывное развитие электронного декларирования породили технологию «удаленного выпуска». Таможенники решились порвать с единением  документального и фактического контроля, замысловато соединив информационными связками таможенные посты по своему разумению. И оказалось, что так вполне удобнее рулить товаропотоками. Однако участники ВЭД быстро сообразили, что к чему, и стали оформляться там, где побыстрее и подешевле.

Это прокатывало, но недолго. Таможенники сделали ответный ход и ввели в строй Центры электронного декларирования – кастрированные до уровня документальной проверки таможенные посты. Идея так пришлась по душе, что ЦЭДы, по ходу очередного эксперимента, стали оттягивать у полноценных постов всё документальное таможенное оформление.  Случайно это совпало с двумя волнами сокращений должностных лиц за счет укрупнения таможен. Отсутствие достойного денежного содержания в эпоху мирового кризиса оптимизма рядовым таможенникам не добавили.

В итоге все же стало понятным, что эксперимент по созданию ЦЭДов не решил ни одной из поставленных целей. Присутствие в технологиях бумажных документов вызвало раздражение участников ВЭД, удаленных от центра принятия решений, равномерной загрузки ЦЭДов ФТС также не смогла обеспечить. А очевидную выгоду получили владельцы терминалов, где расположились ЦЭДы. Поэтому коррупция на низовом уровне быстро подстроилась под новые условия, и коммерсанты взяли на себя бремя дополнительной финансовой поддержки таможенной структуры, не в ущерб, разумеется, собственным интересам.

Дорожная карта «Совершенствование таможенного администрирования» себя, увы, не оправдала. За 4 года ее реализации позиции России в рейтинге Doing Business в категории «Международная торговля» елозили вверх-вниз в пределах десяти мест. За последний год, если принять во внимание новую методику подсчета, мы опустились со 138-й строчки на 140. Прорыва не случилось, несмотря на все видимые потуги руководителей ведомства и представителей бизнес-сообщества, заинтересованных возможностями псевдо-равного общения с менеджментом ФТС. Все совершенствование в итоге свелось к апгрейду существующих схем и технологий.

Система управления рисками давно замерла в своем развитии и находится в предынфарктном состоянии. Как иначе охарактеризовать ситуацию, при которой контрабандные каналы продолжают процветать, а добросовестные предприниматели вынуждены нести финансовые потери из-за последствий применения непродуманных кем-то мер по минимизации рисков? «Зеленые коридоры» находятся под контролем отраслевых лоббистов, а автоматическое категорирование прячется под грифом секретности. Правила игры диктуются на местах, влияние со стороны центрального аппарата минимизировалось до уровня проверок постфактум.

Инициативы ФТС взять на себя задачу по созданию «единого окна» пока ограничились неудачными экспериментами в морских портах. Информация из таможенных пресс-релизов о результатах нововведений явно контрастирует с реальностью. Ясной концепции, что и как строить, похоже, нет даже у правительства, которое на усилия таможенного ведомства по этому вопросу взирает безо всякого интереса.   

Если спросить руководителя любого структурного подразделения таможенного органа, какую задачу он считает для себя главной, он, не думая ни секунды, скажет: выполнение контрольных показателей. И это правда. Система устроена так, что создание благоприятных условий для ведения бизнеса рассматривается только через призму выполнения ведомственных контрольных показателей. Был когда-то срок выпуска 10 дней – товар выпускался за 10 дней, и никто не парился. Установили в два дня – выпускают теперь в два. По новому кодексу безрисковые товары должны выпускаться за 4 часа – так и будет, поверьте. Нужно выполнить показатели по эффективности СУР  – они будут выполнены. Контрабанду трогать не станут, но показатели выполнят, и премии руководители, как обычно, получат. И так во всем. Мозг нынешнего таможенника так заточен.

Можно и дальше продолжать бить по «болевым» точкам, но вопрос тут в другом. Нельзя сказать, что таможня идет в неправильном направлении. Путь тернист и извилист, но вектор в целом верный. Нельзя сейчас обойтись без предварительного информирования, автоматического выпуска, онлайн-платежей, категорирования и т.д. Это все уже придумано и где-то работает. И таможня все это внедряет. Но выходит как-то все через одно место, криво, неэффективно, неудобно. Почему? Не могут? Или не хотят? На этот вопрос должен бы дать ответ новый руководитель ФТС Владимир Булавин. Но он пятый месяц молчит.

Только вот какого результата он ждет от старой команды, поручив ей подготовку  очередной программы развития таможенной службы Российской Федерации на период 2020 года?  

 

Источник: ИАИ ПРОВЭД

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение