НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Вирус неэффективности: пандемия сломала прогресс в энергосбережении

08 декабря 2020 года., Новости ВЭД

Из-за этого планы перехода на «углеродную нейтральность» оказываются под угрозой провала

Прогресс энергетической эффективности во всем мире уже несколько лет замедляется, и эпидемия коронавируса только ухудшит дело. Такие выводы содержатся в ежегодном обзоре Energy Efficiency 2020, подготовленном Международным энергетическим агентством (МЭА). Главная причина — падение инвестиций из-за кризиса, однако свою роль играет и дешевизна многих источников энергии, в первую очередь углеводородных. Более медленный рост или даже стагнация энергоэффективности может существенно ударить по планам снижения выбросов углекислого газа и, соответственно, борьбе с глобальным изменением климата. Подробности — в материале.


Тренд на энергосбережение завоевал популярность в развитых странах еще в конце прошлого века. Причем долгое время главными стимулами в этом устремлении были высокие цены на энергоносители (особенно в 2000-е годы) и опасения по поводу исчерпания углеводородных ресурсов — вероятный пик добычи нефти. Впоследствии к этому добавились страхи, связанные с глобальным потеплением, так что власти, бизнес и население стали искать любые способы снижать выбросы CO2.

Многочисленные программы энергосбережения, запущенные в некоторых случаях еще десятилетия назад, стали давать плоды. Это особенно хорошо заметно на примерах стран Европейского союза, где не только начали заменять «старые» источники энергии на «новые», но и в целом довольно много экономить. Германия в 2010 году потребляла 13,8 эксаджоулей энергии, а в 2019 году — лишь 13,14. Падение энергопотребления из всех источников фиксировалось в 2010-е годы и в других странах ЕС — по сути, во всех, за исключением Польши. Данный спад не свидетельствовал о депрессии в экономике — она росла, пусть и медленными темпами.

Во второй половине 2010-х годов этот процесс, наблюдавшийся в разных масштабах по всему миру, начал существенно замедляться. В 2015 году годовое улучшение энергоемкости мировой экономики достигло исторического пика — 3%. В 2017 году оно опустилось до 1,7%, а в 2018-м — до 1,2%. С поправкой на погоду показатели будут чуть выше (1,5% в 2018 году и 1,6% в 2019-м), но всё равно это далеко до идеала. Повышение энергоэффективности дало в 2018 году $1,6 трлн дополнительного ВВП в мире. Однако если бы рост составлял, как и прежде, 3%, объем дополнительного ВВП на то же количество потраченной энергии вырос бы за год на $4 трлн — сопоставимо с экономикой Германии.

Основной причиной замедления прогресса в энергоэффективности стало существенное падение цен на энергоносители, в первую очередь, углеводородного происхождения. В 2013 году нефть стоила более $100 за баррель и большинство аналитиков утверждало, что такое положение дел если не на вечные времена, то, по крайней мере, на многие годы. Однако уже в следующем году цены обрушились и стабилизировались в коридоре $50–60. В условиях низких цен заинтересованность в энергосбережении и внедрении технологий низкой энергоемкости заметно снизилась.

В 2020 году ситуация должна еще ухудшиться. По прогнозу МЭА, энергетическая эффективность вырастет на рекордно низкие 0,8%, и это, возможно, еще оптимистический сценарий. При этом наиболее негативные эффекты будут отложенными. Объем инвестиций в энергоэффективность упадет на 9%, что даст всходы в будущем. Интересно, что значительная часть проблем возникнет из-за снижения энергопотребления в разных формах.

Так, ограничения на передвижения и локдауны по всему миру уже привели к резкому сокращению поездок и, соответственно, падению спроса на личный, общественный и коммерческий транспорт. По сравнению с 2019 годом продажи новых автомобилей должны сократиться на 10%. Что это означает с точки зрения энергоэффективности? На рынок поступит меньше новых, более экономных моделей, люди и организации будут использовать больше энергоемких транспортных средств предыдущих поколений.

В сфере электромобилей есть некоторое улучшение — их продажи подросли, даже несмотря на кризис. Тем не менее их доля в общем автомобильном парке мира по-прежнему остается крошечной, едва превышая 3%. Существенного влияния на энергоемкость транспорта в глобальном масштабе они оказать не могут.

Энергоемкость промышленности по итогам года, по всей вероятности, возрастет. Дело в том, что спад в разных отраслях был неравномерным. Сильнее всего обвалилась отрасль автомобилестроения (падение на 30% в первом полугодии к тому же периоду 2019 года), а она как раз относится к сравнительно менее энергоемким. В то же время металлургия, одна из самых энергетически интенсивных отраслей, просела «всего лишь» на 15%. К этому стоит добавить, что неопределенность, возникшая в период кризиса, сподвигнет предпринимателей переориентировать свои инвестиции, и вложения в энергосбережение как дающие небольшую отдачу в краткосрочной перспективе будут уменьшаться.

С улучшениями в строительстве и эксплуатации уже имеющихся зданий также придется подождать. Локдауны и дистанцирование затруднили доступ подрядчиков к объектам. К примеру, в Великобритании и Индии установка «умных» счетчиков в первом полугодии 2020 года рухнула на 80–90%. Инвестиции в соответствующие материалы также сокращаются — к примеру, для энергоэффективного стекла они упали на 6%. Энергопотребление в более эффективной с этой точки зрения коммерческой недвижимости упало на 10%, тогда как в жилых домах оно увеличилось на 20–30%. При этом под сокращение попали обычные офисы, тогда как, например, более энергоемкие предприятия общественного питания продолжили работать (главным образом, на доставку) и их доля в общем энергопотреблении пропорционально выросла. Эффективность использования энергии в целом, таким образом, упала.

Светлым пятном в общей довольно мрачной картине 2020 года является сектор бытовой техники и приборов. Спрос на них из-за месяцев самоизоляции вырос по всему миру на 20–40%. Установка новой, более совершенной в плане энергоэффективности техники должна помочь смягчить падение в большинстве остальных секторов.

С транспортом в целом ситуация осталась неопределенной. Самые тяжелые потери понес авиатранспорт — в разы сократилось общее количество рейсов из-за локдаунов и закрытия границ. В то же время многие пассажиры пересели из самолетов в автомобили и поезда. Если первый вариант ведет к большей энергоемкости экономики, то второй должен ее несколько сократить.

Слабый прогресс в энергетической эффективности из-за кризиса, скорее всего, растянется минимум на несколько лет. Определенные надежды связываются с государственными стимулирующими мерами, но в прошлом, по наблюдениям аналитиков МЭА, они не давали нужных результатов. В то же время грандиозные планы по строительству «углеродно нейтральной» экономики, которые обнародовались в Европе, Китае и других регионах, стоят на грани срыва, поскольку энергосбережение до сегодняшнего дня обеспечивало 40% от уменьшения выбросов.

 

Источник: Известия

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение