НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ И УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ЗСТ с дальним зарубежьем: разговоров пока много…

12 января 2018 года., Новости ВЭД

К концу 2017 г. зона свободной торговли ЕАЭС с Вьетнамом, стартовавшая с октября 2016-го, оказалась единственной действующей между Евразийским союзом и дальним зарубежьем. Хотя за последние годы разговоров о создании таких зон велось множество, да и сегодня, как периодически сообщается в СМИ, около 20 дальнезарубежных стран ведут по этому вопросу консультации или переговоры с ЕАЭС. Интерес к ним проявляет и ряд стран Запада. Но реальный результат в этой сфере – пока минимальный. Хотя допускаем, что имеет место не столько пробуксовка, сколько более тщательный подход обеих сторон к созданию ЗСТ с учетом всех внутри- и внешнеэкономических трендов.


Напомним: начиная с 2012-2013 гг. официально заявлялось, что примерно с 30 странами вскоре будут подписаны соответствующие соглашения. Речь шла в том числе о Турции, Израиле, Чили, Индии, Сербии, Новой Зеландии, Европейской ассоциации свободной торговли (входят не участвующие в ЕС и евровалютной зоне Норвегия, Швейцария, Исландия, Лихтенштейн). Но известная резолюция ООН по Крыму (март 2014 г.) и последовавшее вскоре введение странами НАТО и Евросоюза политико-экономических санкций против России не могли не затормозить процесс формирования этих ЗСТ с участием РФ и ЕАЭС. Добавились и ответные санкции Москвы в отношении импорта сельхозсырья и готового продовольствия из стран, участвующих в антироссийских санкциях.

Впрочем, Швейцария и Новая Зеландия – вне антироссийских (и ответных) санкций, и торговля РФ с этими странами растет. Но и эти, и другие страны – потенциальные партнеры РФ/ЕАЭС по ЗСТ, как отмечает шведский экономист Алин Халекссон, «находятся в мирохозяйственной системе координат, в которой решающими остаются финансово-экономические, да и политические позиции стран НАТО. Потому активное развитие экономических связей каких-либо стран с «подсанкционной» Россией чревато прямыми или косвенными мерами против тех же стран со стороны США, ЕС, мировых товарных бирж, финансовых структур. Причем эти меры выборочно вводятся против «несогласных». А их негативное действие тем более существенно ввиду решающей доли США и ЕС во внешней торговле «несогласных» и привязки их нацвалют к доллару США или евро».

Что же касается уже созданной ЗСТ с Вьетнамом, то, по имеющимся данным, наблюдаются высокие темпы роста поставок товаров массового спроса в регион ЕАЭС, в отличие от динамики еаэсовского экспорта. В связи с этим многие экономисты считают, что евразийский и особенно российский рынок, наиболее обширный в географическом и потребительском плане, весьма привлекателен для других стран – фактических или потенциальных участниц ЗСТ с ЕАЭС с их стремлением добиться максимально возможного экспорта в РФ/ЕАЭС товаров массового спроса.

Такие оценки подтверждаются и состоявшимися в 2016-2017 гг. в РФ презентациями экспортного потенциала примерно 20 развивающихся стран. В ходе этих форумов теми же странами почти не заявлялось о совместных с РФ и ЕАЭС инвестпроектах. Зато было с переизбытком предложений о расширении ассортимента экспорта и увеличении объемов поставок в евразийский регион. Стимулируются же такие инициативы главным образом тем, что почти для всех развивающихся стран в регионе ЕАЭС еще с 2011 г. введены льготные условия для импорта в страны Союза. А введены они были с дальним прицелом, чтобы в том числе ускорить формирование ЗСТ.

Но при означенном сценарии, как отмечалось в ходе всероссийских форумов по АПК и текстильной промышленности (2016-2017 гг.), затрудняется реализация программ импортозамещения в отраслях, обеспечивающих массовый спрос. Ибо свыше 90% стоимости экспорта развивающихся стран приходится на сырьевую, полуфабрикатную и готовую продукцию АПК и легпрома. А она, в подавляющем большинстве своем, существенно дешевле российских аналогов. Форсированное создание ЗСТ в таких условиях приведет лишь к ускоренному росту таких поставок в Россию и другие страны Союза.

Скажем, 59% всех тарифных линий (т.е. товарного ассортимента) от общей товарной номенклатуры между ЕАЭС и Вьетнамом, по данным российского аналитического агентства ПРОВЭД (2017 г.), «с октября 2016 г. торгуются между Вьетнамом и странами ЕАЭС беспошлинно, а еще в отношении 29% групп таможенные пошлины будут обнуляться в течение 5-10 лет». В итоге вьетнамцы продают странам ЕАЭС вдвое больше продукции, чем у них покупают. Только за четыре месяца 2017 г. поставки из этой страны на евразийский рынок выросли на 28%, а из ЕАЭС на вьетнамский рынок – всего лишь на 12%.

Что же касается ассортимента быстрорастущего вьетнамского экспорта, то в странах ЕАЭС пользуется спросом вьетнамские текстиль и обувь. Везут не только готовую продукцию, но и сырье: ткани, нити и волокна. И с каждым годом растут и поставки продовольственных товаров. Больше всего вьетнамцы экспортируют на рынки ЕАЭС замороженной рыбы, филе, а также кофе, чая, специй, фруктов и орехов.

При этом, по данным ПРОВЭД, «среди стран ЕАЭС больше всего торгует с вьетнамцами Россия: на ее долю приходится почти 90% всего товарооборота. Только за январь-апрель мы закупили во Вьетнаме продукции на 910,2 млн. долл., что почти на треть больше, чем за тот же период прошлого года. В то же время мы продали товаров на 5% меньше». Эти тренды сохранились и в последующие периоды минувшего года.

Такое положение, разумеется, не может удовлетворить. «Зоны свободной торговли с развивающимися странами должны тщательно соразмеряться с ситуацией в разных сегментах отечественного рынка товаров и услуг, – считает президент Союзлегпрома Андрей Разбродин. – В противном случае имеется риск быстрого заполнения этого рынка дешевой импортной продукцией, что ограничит возможности отечественных производителей. Словом, требуется соразмерить программы импортозамещения в потребительских отраслях с товарным наполнением импорта, поступающего из стран-участниц ЗСТ».

Такие оценки отнюдь не единичны. Тем более что на ассортимент зон ЗСТ, формируемых с участием ЕАЭС, влияют и политические факторы. Белорусский политолог и экономист Глеб Шустов отмечает в этой связи, что, «например, текстиль входит в тройку основных товаров вьетнамского экспорта. А глава компании «Винатэкс» Хоанг Ве Зунг признал, что соглашение о Зоне свободной торговли с ЕАЭС поможет увеличить долю вьетнамского текстиля на российском рынке с 2% до 10%». При этом Г. Шустов считает нужным «активнее идти на компромисс, учитывая актуальные проблемы партнеров. Например, если крах Транстихоокеанского партнерства ударит по вьетнамской текстильной отрасли, можно расширить доступ вьетнамской швейной продукции на рынок стран ЕАЭС».

Призыв несколько странный: Вьетнам предлагается «пожалеть», а что же – аналогичные проблемы в ЕАЭС для нас вторичны? Такие оценки, как видим, тоже имеют место, и они не единичны.

Другой случай – Сербия: ЗСТ у этой страны с Россией, напомним, действует с 2000 г., а переговоры с Белградом о зоне свободной торговле с ЕАЭС идут уже более двух лет. Но вопросы эти связаны едва ли не в первую очередь с ассоциацией Сербии с ЕС и с санкционным (с весны 2014-го) режимом торговли между Евросоюзом и РФ.

При этом ЕС продолжает требовать от Сербии отмены ЗСТ с РФ и даже прекращения самих переговоров с ЕАЭС по такой зоне. Угрожая в противном случае политико-экономическими санкциями против Белграда. Такая позиция Брюсселя связана и с тем, что ЗСТ Сербия–ЕАЭС вполне может распространиться на Черногорию, Македонию и Боснию-Герцеговину, участвующих в двухсторонних с Сербией аналогичных зонах. И, таким образом, Евразийский союз сможет воспрепятствовать «экспроприации» Евросоюзом всей экс-Югославии.

Тем не менее 19 декабря в Евразийской экономической комиссии состоялась встреча члена коллегии (министра) по торговле ЕЭК Вероники Никишиной с заместителем председателя правительства, министром торговли, туризма и телекоммуникаций Республики Сербия Расимом Ляичем.​ Он отметил важность для его страны скорейшего завершения переговоров по ЗСТ с Союзом и заявил, что такое соглашение сможет придать дополнительный импульс торговле Сербии с ЕАЭС. Обе стороны, согласно коммюнике, «договорились продолжить активную совместную работу и выразили надежду на успешное завершение переговорного процесса в 2018 году».

Словом, геополитика не может не влиять как на переговорный процесс ЕАЭС с другими странами, так и на товарное наполнение зон свободной торговли. Но важно не перейти черту, за которой – не выигрыш, а новые проблемы для товаропроизводителей стран-участниц Евразийского союза.

 

Источник: Ритм Евразии

Получайте свежую и актуальную информацию о ВЭД: новости, изменения в законодательстве и многое другое.
Ваше имя *
Ваш E-mail *
Сообщение *
Тема
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение
Ваше Имя *
Ваш E-mail *
Ваша компания *
Сообщение *
Введите то, что показано на картинке:
Отправить сообщение